Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Курсовая Самозванцы: их роль в истории России. - История

  • Тема: Самозванцы: их роль в истории России.
  • Автор: Ольга
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: История
  • Страниц: 24
  • ВУЗ, город: Москва
  • Цена(руб.): 1000 рублей

altText

Выдержка

переговоры о сдаче. Царь обещал сохранить жизнь руководителям тульской обороны, но не сдержал своего слова. И.И.Болотников был сослан в Каргополь, ослеплен и утоплен. О казни Лжепетра сохранились различные свидетельства.
Торжество Василия Шуйского было преждевременно. Правда, Лжедмитрий II в панике бежал из-под Белева в Комарицкую волость, но в январе 1608 г., собрав под свои знамена уцелевших защитников Тулы, он перешел в Орел, а весной двинулся к столице. Во главе войск самозванца встал литовский гетман Роман Рожинский.
30 апреля — 1 мая 1608 г. воины Лжедмитрия II разгромили под Белевом царского брата, князя Дмитрия Шуйского. В июне Лжедмитрий II появился под Москвой и обосновался станом в селе Тушине. По названию своей резиденции Лжедмитрий II получил закрепившееся за ним имя Тушинского Вора.
Происхождение Тушинского Вора окутано легендой. Новый летописец замечает: «Все же те воры, которые называлися царским коренем, знаеми от многих людей, кой откуду взяся. Тово же Вора Тушинского, которой назвался в Ростригино имя, отнюдь никто ж не знавше; неведомо откуды взяся. Многие убо, узнаваху, что он был не от служиваго корени; чаяху попова сына иль церковного дьячка, потому что круг весь церковный знал».
Среди современников бытовали несколько версий относительно происхождения самозванца. Воевода Лжедмитрия II князь Д.Мосальский-Горбатый «сказывал с пытки», что самозванец «с Москвы, с Арбату, из Законюшев, попов сын Митька». Другой бывший сторонник Лжедмитрия II, сын боярский А.Цыплятев, в расспросе перед тотемскими воеводами говорил, что «царевича Дмитрея называют литвином, Ондрея Курбского сыном». Московский летописец и келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын называют самозванца выходцем из стародубской семьи детей боярских Веревкиных.
Новый Лжедмитрий был похож на своего предшественника только фигурой. С.Ф.Платонов отмечал, что Лжедмитрий I «был действительным руководителем поднятого им движения. Вор же [Лжедмитрий II] вышел на свое дело из Пропойской тюрьмы, объявил себя царем на Стародубской площади под страхом побоев и пытки. Не он руководил толпами своих сторонников и подданных, а, напротив, они его влекли за собою в стихийном брожении, мотивом которого был не интерес претендента, а собственные интересы его отрядов».
Версия о том, что Лжедмитрий II был подготовлен эмиссарами вождей московского восстания, вполне согласуется с его действиями. Лжедмитрий II, как ранее Болотников и Лжепетр, активно призывал на свою сторону боевых холопов, обещая им дворянские поместья. Разгром королевским гетманом Жолкевским рокоша Зебжидовского привлек на сторону Лжедмитрия II большое число польских наемников.
Тушинский лагерь представлял собой собрание людей различных народностей (русские, поляки, донские, запорожские и волжские казаки, татары), объединенных под знаменами нового самозванца ненавистью к Шуйскому и стремлением к наживе.
Подступив к столице, самозванец попытался с ходу взять Москву, но натолкнулся на упорное сопротивление царского войска. Тогда воеводы Лжедмитрия II решили блокировать столицу, перекрыв все дороги, по которым шло снабжение города и сношение Москвы с окраинами. С этого времени тушинцы предпринимали регулярные походы на север и северо-восток, в Замосковные города, стремясь отрезать Василия Шуйского от районов, традиционно его поддерживавших, — от Поморья, Вологды, Устюга, Перми и Сибири.
С появлением Лжедмитрия II у стен столицы наступил длительный период противостояния и двоевластия. И в Москве, и в Тушине сидели царь, царица (Марина Мнишек, освобожденная из ярославской ссылки согласно русско-польскому договору, перебралась в лагерь самозванца в сентябре 1607 г.), патриарх (в Тушино был увезен захваченный в плен в Ростове митрополит Филарет Романов). У обоих царей были Боярская дума, приказы, войско, оба жаловали своим сторонникам поместья и мобилизовали ратных людей.
Перелом в отношениях Тушинского лагеря с районами Замосковья и Поморья произошел после появления в войске самозванца солдат Яна Сапеги. Между Рожинским и Сапегой был произведен раздел сфер влияния. Рожинский остался в Тушинском лагере и контролировал южные и западные земли, а Сапега стал лагерем под Троице-Сергиевым монастырем и принялся распространять власть самозванца в Замосковье, Поморье и Новгородской земле.
Тем временем Лжедмитрий II всё более и более превращался в марионетку в руках польских наемников. Крах Тушинского лагеря был вызван несколькими факторами. Следует упомянуть, во-первых, восстание в Замосковных городах, поддержку которых сумел использовать воевода Шуйского — молодой и талантливый полководец князь М.В.Скопин-Шуйский, двинувшийся со шведским вспомогательным войском на выручку Москве из Новгорода; во-вторых, — начало открытой интервенции короля Сигизмунда III.
В сентябре 1609 г. король Сигизмунд III осадил Смоленск. Среди русских и польских сторонников Тушинского Вора началось брожение. Образовалась значительная партия, выступавшая за приглашение на русский престол польского королевича Владислава, а то и самого Сигизмунда III. В свою очередь, Сигизмунд III призывал тушинцев идти служить к нему под Смоленск. Рожинский, и ранее не оказывавший самозванцу должного почтения, начал открыто угрожать лжецарю расправой. Тогда Лжедмитрий II решился на побег. Спрятавшись под дранкой в телеге, самозванец покинул Тушино и бежал в Калугу.
В калужский период своей авантюры Лжедмитрий II начал наконец играть самостоятельную роль. Убедившись в вероломстве польских наемников, самозванец взывал уже к русским людям, пугая их стремлением короля захватить Россию и установить католичество. Этот призыв нашел отклик среди многих.
В то же время, Лжедмитрий II не верил в собственные силы и, не слишком надеясь на поддержку казаков и русских людей, искал помощи у Я.Сапеги, окружил себя охраной из немцев и татар. В Калужском лагере самозванца царила атмосфера жестокости и подозрительности. По ложному навету
В августе Лжедмитрий II подступил к Москве и обосновался станом в селе Коломенском. Реальная угроза со стороны самозванца побудила Боярскую думу к более тесному союзу с Жолкевским; бояре разрешили гетману пройти через Москву — для того, чтобы отразить Вора. Лжедмитрий II бежал из-под Москвы в Калугу. Наступил конец истории Лжедмитрия II.
Осенью 1610 г. из королевского лагеря под Смоленском в Калугу прибыл касимовский хан Ураз-Мухаммед. Касимов был верной опорой Болотникова, а затем и Лжедмитрия II; поэтому самозванец принял хана с почетом. Однако, получив донос, что хан хочет изменить ему, Лжедмитрий II заманил его на охоту и приказал убить. По сообщению эпитафии Ураз-Мухаммеда, это произошло 22 ноября.
Но и самозванец ненадолго пережил касимовского хана. Начальник охраны Лжедмитрия II, ногайский князь Петр Урусов, решил отомстить самозванцу за смерть хана. У Урусова была и другая причина для мести — Лжедмитрий II приказал казнить своего верного сторонника, окольничего И.И.Годунова, приходившегося свойственником ногайскому князю.
11 декабря 1610 г. Лжедмитрий II выехал на санях на прогулку. Когда самозванец удалился на версту от города, князь Петр Урусов подъехал к его саням и выстрелил в него из ружья, а затем отсек саблей голову. Совершив убийство самозванца, татары, составлявшие его охрану, ускакали в Крым. Весть о смерти Вора в Калугу принес шут самозванца, Петр Кошелев. Калужане похоронили тело убитого в Троицкой церкви.
Через несколько дней после смерти самозванца Марина Мнишек родила сына, которого крестили по православному обряду именем Ивана — в честь его мнимого деда. Остатки армии Лжедмитрия II принесли присягу новорожденному «царевичу».
 
Глава 3. Провинциальные самозванцы Смутного времени XVII века
3.1. Царевич Петр
Отчасти подверженные всеобщему смятению после появления первого самозванца, отчасти увидевшие в самозванческой интриге хороший способ нажиться, казаки выдвинули идею избрания царевича. Легенда о добром царе, «царе-избавителе» в то время достигла невиданной популярности, и сторонники «царевича» не взирали на возрастные или иные несоответствия. Цель, которую преследовали казаки, являвшиеся в большинстве своем выходцами из низших слоев общества, - найти выразителя их чаяний, и человек, сам происходивший из «черни», как нельзя лучше подходил на эту роль. Практически все современники «царевича Петра» и исследователи единодушны в том, что мало кто мог поверить в истинность подобной версии. Антиправительственная направленность движения не вызывает никакого сомнения. Доказательством приверженности «царю Дмитрию» служит факт переписки Лжепетра с Лжедмитрием I. После того, как казаки узнали о смерти Лжедмитрия, движение Петра приобретает открыто разбойный характер, а впоследствии превращается в открытое восстание против нового царя Василия Шуйского. Очень важным пунктом пребывания «царевича» с конца 1606 года оказался Путивль. Движение «Петра Федоровича» становится составной частью восстания И.Болотникова. Войско «лжецаря Петра» со временем оказалось в Туле, после взятия которой правительственными силами «Петр Федорович» был казнен. Лжепетр не являлся ни амбициозным политиком, ни вождем в борьбе с существующим политическим укладом, он служил орудием и знаменем борьбы низших слоев общества с его верхушкой.
3.2. Астраханские царевичи: Иван Август, именовавший себя сыном царя Ивана, Осиновике, мнимый сын царевич Иван и Лаврентии, «сын» Федора Иванович.
Отличительная черта этих трех самозванцев в том, что они действовали сообща в силу общности интересов их сторонников. Гибель Лжепетра никак не содействовала искоренению самозванчества, и вскоре появляются новые «провинциальные лжецаревичи». Из грамоты Лжедмитрия II мы узнаем о 12 таких царевичах. Есть упоминания еще о трех «лжецарвичах».
Практически все самозванцы того периода называли своим отцом Федора Ивановича. Среди них выделяется только Иван Август, который назвался потомком Ивана Грозного. Судя по всему, некоторое время этот самозванец обладал реальной властью в Астрахани. Иван Август, Осиновик и Лаврентий двинулись вверх по Волге, поскольку, как и их предшественник «царевич Петр», направились к «царю Дмитрию», чтобы тот пожаловал их. Добраться до Лжедмитрия II удалось не всем: еще по дороге был убит Осиновик, причем своими сподвижниками. Чаще всего поводом к убийству называют ссору («один другого вором и самозванцем обличал»). Другая причина - озлобление казаков по поводу неудачи при штурме Саратова, почему они тут же убивают Осиновика, а Ивана Августа ведут к Лжедмитрию. Обе причины проявляют отличительные черты многочисленных казачьих движений, возглавляемых «провинциальными самозванцами». «Астраханские царевичи» все же достигли Тушина. Лжедмитрий II радушно принял гостей, после чего приказал их казнить. Речь в данном случае идет о казачьих ставленниках, чья деятельность практически идентична судьбе «царевича Петра». События развиваются в той же последовательности: сначала отряды волжских казаков пополняются сбежавшими холопами, которые впоследствии становятся полноправными членами казачьих сообществ, и вместе выбираются «царевичи». Их присутствие в отрядах казаков, деятельность которых со временем принимает откровенно разбойный характер, значительно облегчает передвижение по стране в то неспокойное время. Кроме того, упрощается задача расправы с «обидчиками» - боярами и дворянами.
3.3. Лжедмитрий III, Иван Дмитриевич
Лжедмитрий III («Псковский вор») появляется впервые в начале 1611 года в Новгороде, где находит немногочисленных сторонников. Неудача побуждает его двинуться в Ивангород, куда он прибыл 23 марта 1611 г. Личностью Лжедмитрия тут же заинтересовались шведы. Карл IX даже предложил ему объединиться, оговорив свои территориальные притязания. В Ивангороде с радостью признали «царевича» - в то время не было более подходящей альтернативы иноземным претендентам на русский престол. 4 декабря 1611 года « вор « воцарился во Пскове из-за очевидной угрозы со стороны шведов. Претендуя на московский престол, Матюшка почти все время провел в северо-западной части страны. Его дипломатические усилия не увенчались успехом просто потому, что он не знал, как предстать перед иностранным посольством, имевшим дело с прежним Дмитрием. Не сумел «вор» доказать свою истинность и соотечественникам. После него казаки уже долго не выдвигали своих претендентов, смирившись с утопичностью подобного начинания.
В неудавшейся попытке возведения на трон «законного наследника истинного царя» Ивана Дмитриевича следует отвести главное место Ивану Заруцкому как ее зачинщику. Всерьез веря в успех своей затеи, боярин тушинского пожалования надеялся сам вершить судьбы русского народа за спиной посаженного им «царевича». В этом ему помогла не менее амбициозная «русская царица» Марина Мнишек, которая всячески старалась убедить мятежного атамана прибегнуть к содействию польского короля. Однако Заруцкий, понимая «расстановку акцентов» в случае принятия помощи Сигизмунда III, со временем более склонялся к сотрудничеству с Персией. Из-за неторопливых действий иранского шаха и его послов значение этой попытки можно признать ничтожным.
Круг сподвижников самозванца в данном случае сомкнулся максимально. Заруцкий располагал незначительным (по сравнению с предшествующими случаями) количеством почти исключительно казаков, помнивших, как вольготно им жилось при Лжедмитрии, и поверивших, что на этот раз качество их жизни улучшится надолго и значительно. Конечно, в очередной раз возымела значение всенародная сила веры в «доброго царя», но уже в весьма редуцированном виде. Не помогало ей и поведение покровителя будущего «царя» Ивана Заруцкого, поскольку действия его, как и прежде в случаях с провинциальными самозванцами, довольно явственно обнаруживали откровенно разбойничьи черты. Однако одно обстоятельство разительно отличало Ивана Дмитриевича от других провинциальных самозванцев: он оказался самозванцем «поневоле», символом, а не жаждущим власти авантюристом, за него эту роль выполняли стоявшие за ним его мать и Заруцкий, действовавшие от его имени. Против этого самозванца поборники русской государственности уже могли не разворачивать широкой антиагитационной кампании. Грамоты от предводителей Второго ополчения, патриарха и нового правительства распространялись повсеместно, и народ уже сам понимал всю опасность воцарения «казацкого царя», даже часть казачества склонялась на сторону Михаила Федоровича еще до его избрания на трон. В грамотах, призывавших противиться власти «Воренка», все же не назывался какой-либо конкретный кандидат: слишком зыбкой была еще сплоченность русского общества. Однако набиравшая обороты русская государственность постепенно побеждала оппозиционные настроения, и центробежные тенденции уступили место центростремительным. Страна устала от многочисленных «царей» и «царевичей», промелькнувших перед ее глазами за столь короткий период в немалом количестве и на время оставила поиски «праведного мужицкого» царя. Страна устала от многочисленных «царей» и «царевичей», промелькнувших перед ее глазами за столь короткий период в немалом количестве, и на время оставила поиски «праведного мужицкого» царя.
Заключение
Ни одно явление, а тем более такое масштабное, не исчезает сразу и навсегда. Самозванчество - прежде всего социальный феномен, позволяющий претенденту и его сочувствующим поверить в то, что они способны изменить реальность, улучшив ее, и сила убежденности в этом прямо пропорциональна тяжести и сложности происходящего: чем тяжелее становилось нести жизненную ношу, тем более нелепые и нереальные претенденты на престол появлялись на исторической сцене, тем более жестоко каралось «непригожее слово» против государя.
О некоторых из них известно по собранным Н.Я.Новомбергским материалам судебных процессов, получивших название «Слово и дело государевы». По уголовным делам можно сделать вывод, что за малейшую причастность к посягательству на царское имя, часто сводившейся просто к пьяным разговорам, грозила жестокая расправа. Но удивляет другое: почему происходило подобное, зачем нужно было называть себя или близкого человека «царским семенем»? Этот вопрос требует серьезного рассмотрения, поскольку слишком сакральной была царская власть для русского человека и чрезвычайно греховна попытка посягательства на нее. Так русский человек бунтовал, руша все ставшие привычными правила, восставая против жестокой реальности, и это желание все изменить оказалось неистребимым даже во внешне благополучный период. Государство же очень боялось новых вспышек самозванщины, всеми средствами пытаясь ее предотвратить, зная о том, как податлив народ на подобные затеи и как плачевны последствия, а тем более для такой патриархальной страны, как Россия.
Здесь скорее обращает на себя внимание не факт самозванчества, которого, по сути, не было, а отношение к подобным заявлениям, поскольку дело произошло «пьючи на кабаке», и «царев сын» ничего не помнил на следующий день. Тем не менее провинившегося ожидали «расспросные и пыточные речи». Власти не стеснялись в выборе средств, пытаясь вылечиться от этой серьезной болезни - самозванчества, однако, похоже, что она оказалась неизлечимой, поскольку была неистребима вера в «доброго царя» и светлую будущность под его покровительством.
По своему уникален случай, когда в 1609 году появляется самозванный сын И.Ф.Басманова. Позже объявлялись и потомки Василия Шуйского, несмотря на то, что этот царь не был так популярен, как «царевич Дмитрий». Живучесть феномена самозванчества проявляется в том, что даже сын Лжедмитрия II и Марины Мнишек Иван Дмитриевич воскресал несколько раз. Ни в одном из рассмотренных случаев заявления самозванцев не нашли отклика, и поэтому данные эпизоды можно назвать лишь отголосками самозванчества, объясняющимися личными амбициями одного-двух человек, и вскоре самозванство исчезло как масштабный исторический феномен.
Список литературы
Амелина А.Н. История России: Подробный курс.- М.: Манускрипт, 2005
Панченко А.М. Русская культура в канун петровских реформ. Л., 1984.
Успенский Б.А. Царь и самозванец. Самозванчество на Руси как культурно-исторический феномен//Художественный язык средневековья. М., 1982
Чистов К.В. Русские народные социально-утопические легенды.- М.: Наука,1967
Чистов К.В. Русская народная утопия. - СПб.: Питер, 2003.
Яковлев А.И. «Безумное молчание». (Причины Смуты по взглядам русских современников ее) . – М.: Смарт, 2003

Яковлев А.И. «Безумное молчание». (Причины Смуты по взглядам русских современников ее) . – М.: Смарт, 2003 -с.677.
Чистов К.В. Русские народные социально-утопические легенды.- М.: Наука,1967; Он же. Русская народная утопия. - СПб.: Питер, 2003.
Успенский Б.А. Царь и самозванец. Самозванчество на Руси как культурно-исторический феномен//Художественный язык средневековья. М., 1982. С.201.
Панченко А.М. Русская культура в канун петровских реформ. Л., 1984. С. 15
HYPER13PAGE HYPER15

2


 

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ