Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Курсовая Правовое регулирование и его механизм - Государство и право

  • Тема: Правовое регулирование и его механизм
  • Автор: Юлия
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: Государство и право
  • Страниц: 40
  • ВУЗ, город: ЮГУ
  • Цена(руб.): 1500 рублей

altText

Выдержка

вие необходимых правовых форм и процедур, правонарушения, пробелы в праве, дефектность содержания правовых норм и др. Таким образом, оптимизация правового воздействия включает в себя: преодоление препятствий на уровнях правотворчества и правоприменения, создание механизма взаимообеспечения правотворческого и правоприменительного процессов, развитие и совершенствование системы правовых стимулов и ограничений и т.д.
Основными способами совершенствования правового регулирования является совершенствование правотворчества и правоприменения, их оптимальное сочетание, повышение уровня правовой культуры и юридической техники, формирование эффективных правовых режимов, способов и средств правового регулирования, образующих основные элементы механизма правового регулирования.

Реализация права — одна из важнейших и конкретных форм бытия права. Она обеспечивает перевод всеобщей нормативности правовых предписаний, заключенной в источниках права, в плоскость субъективных прав и обязанностей, составляющих юридическое содержание правовых отношений.
Понятие реализации права употребляется наряду с такими категориями, как «социальное действие права», «правовое регулирование», выражающие различные аспекты и стороны воздействия правовых предписаний на общественную жизнь.
Но если термины «социальное действие права» и «правовое регулирование» акцентируют внимание на системе факторов, средств, обеспечивающих воздействие права на общественные отношения, то «реализация права» показывает степень активности субъектов и организационно-управленческие особенности претворяемых в жизнь правовых предписаний. Отсюда, центральным вопросом теории реализации права выступает учение о формах и методах внедрения правовых предписаний в общественную жизнь.
Сам термин «реализация» в юридической науке понимается как практическое осуществление, претворение, внедрение или воплощение права в общественную практику. Как общая теория, так и юридическая практика исходят из того, что реализация права — сложный и многогранный процесс. Его содержанием выступает подчинение воли субъектов в их деятельности и общении требованиям правовых деклараций, определений, принципов и норм. Правовое предписание считается реализованным, если оно претворилось в жизнь, в практическое
поведение людей в социально-правовой среде. Результатом такого поведения является правомерный характер возникающих при этом субъективных прав и юридических обязанностей, которые сопровождают процесс достижения целей правового регулирования. Реализация права есть процесс претворения в жизнь уже имеющихся, созданных правовых норм. Поэтому представляется неверным смешивать, отождествлять ее с правотворчеством. Так, на наш взгляд, поступает В.В. Лазарев, утверждающий, что исходной формой реализации права государством является законодательство, а вторичным процессом выступает принятие подзаконных актов. Однако правотворчество в качестве властной деятельности специальных органов государства преследует цель не реализации, а создания права. Это предтеча, предпосылка правореализации. И, следовательно, правотворчество лишь программирует будущие процессы практического осуществления права. Властные полномочия должностных лиц здесь вызывают к жизни не акты соблюдения, исполнения, использования или применения права, а источники или формы будущего правового регулирования.
В самом понятии реализации права можно выделить три основных момента или три существенных признака: а) правомерность; б) направленность на достижение целей правовых норм; в) способность порождать юридические последствия.
Правомерность — необходимый элемент правореализационных процессов, и о действительности реализации права можно говорить лишь там, где налицо правомерный характер складывающихся правовых отношений, соответствие их режиму законности. Она не только конечный результат процесса претворения права в жизнь, но и внутренне присущее качественное состояние правовых связей и отношений, выражающих юридическое содержание правового регулирования. Реализация права предполагает необходимое соответствие правовых велений регулируемым ими общественным отношениям. Только правомерная деятельность, правомерное поведение способны «включать» общественные отношения по реализации права, управлять ими и направлять их развитие на достижение социально значимых результатов. Сказанное означает, что применительно к деятельности следователя или судьи реализацию правовых предписаний следует усматривать только в тех случаях, когда возникающие по их инициативе или с их участием правовые отношения не противоречат требованиям законности. Если же подобные отношения частично или полностью неправомерны (дефекты процесса расследования, ошибки в квалификации, нарушение норм юридического процесса и т. д.), то соответственно необходимо оценивать и правореализационную деятельность как частично или полностью не достигшую цели.
Реализация права всегда ориентирована на достижение заложенных или запрограммированных в нормах права целей. Законодатель и иной правотворец, создавая и вводя в действие правовое предписание, имеет в виду охрану или регулирование каких-либо человеческих интересов. Нормотворческая идея непременно включает в себя цель.
Интересы людей через правотворческую работу приобретают форму юридических мотивов и, таким образом, «дирижируют» правовыми целями. Последние выглядят в виде юридически гарантированных социально значимых программ, стандартов, результатов. Претворение же права в жизнь выражается в деятельности по достижению тех целей, которые имел в виду законодатель, формулируя правовые нормы. Результатом этого является возникновение экономического, политического, социо-культурного или бытового эффекта, т.е. результата, к которому стремился законодатель в самом общем виде. Реализация права, следовательно, это средство достижения и, одновременно, проверки соответствия юридической практики
и идеалов законодательства. Конкретный человек, участник правореализации, не всегда правильно осознает и соотносит цели действующего законодательства с личными интересами, управляющими его деятельностью. Право в целом он воспринимает как средство к достижению личных целей. В действительности же, реализуя правовые нормы, субъект может достичь лишь той цели, того результата, который загодя смоделировал законодатель предвосхитив будущие процессы правореализации.
Реализация права выглядит как особая разновидность юридической деятельности, влекущей возникновение определенных правовых последствий. Подача искового заявления в суд, участие в судебном заседании, приказ о поощрении или наказании работника и прочие юридически значимые действия означают собою акты реализации права. Результатом этого является возникновение, изменение либо прекращение правовых отношений. Отсюда, акты правореализации выступают в виде особых юридических фактов, управляющих движением правовых отношений. Сам же правореализационный процесс выглядит как цепь разнообразных взаимодействий между субъективными правовыми и юридическими обязанностями субъектов реализующих свои интересы. Все это позволяет заметить, что реализацию права можно рассматривать в двух аспектах: как процесс и как конечный результат.
Но взятая с точки зрения результата реализация правовых предписаний не способна раскрыть все многообразие и особенности используемых средств правового регулирования. Правовое опосредование человеческой деятельности и общения лишь свидетельствует о завершении какого-либо момента реализации права, но не всегда отвечает на вопрос о том, какие специально-юридические, психологические, эстетические и другие особенности характеризуют процесс подчинения воли субъектов государственной воле, содержащейся в правовых предписаниях. Поэтому «центр тяжести» проблемы реализации права лежит в плоскости изучения самого процесса претворения правовых велений в поведении субъектов.
Это требует выявления наиболее типичных черт и признаков, которыми сопровождаются правореализационные процессы, т.е. речь идет о критериях классификации основных форм реализации права. Думается, что в качестве таковых выступают два неравнозначных, но тесно связанных между
собой фактора: а) правовое положения субъектов и степень их активности поведения в правореализационных процессах; б) особенности реализуемых правовых предписаний. Вопрос о классификации форм реализации права в литературе является дискуссионным. Различия в подходах к этому вопросу обусловлены отсутствием единого критерия классификации. Тем не менее, как указывает В.Ф. Яковлев, по своему содержанию правореализационная деятельность представляет собой претворение в жизнь либо диспозиций (правоустановительная деятельность), либо санкций правовых норм. С точки зрения содержания реализуемых норм и соответствующего им поведения рассматриваемая деятельность выступает или как соблюдение норм (исполнение пассивных обязанностей), или как исполнение их (т.е. обязанностей по активному поведению), или, наконец, как использование (осуществление субъективных прав). По форме деятельности реализация права может происходить властным или невластным порядком. По-видимому, это наиболее обобщающий взгляд на основные разновидности правореализационной деятельности, но и он нуждается в уточнении.
Прежде всего, обращает на себя внимание то обстоятельство, что В.Ф.Яковлев связывает правореализационную деятельность только с реализацией диспозиций и санкций, гипотезы же выпадают из этой классификации. К тому же следует заметить, что в данном случае содержание правореализационной деятельности нельзя связывать с отдельными структурными элементами нормы, ибо тогда нарушается представление о целостности ее внутренней структуры. Правоустановительный и правоохранительный виды деятельности проистекают не из особенностей структурных элементов правовых предписаний, а обусловлены служебной компетенцией и своеобразием правовых форм, с помощью которых государство и его органы осуществляют свои функции. Тем самым становится ясным, что определение прав и обязанностей, например судом, и охрана им права от нарушения, являются разновидностями властной государственной деятельности. Это как раз и определяет их специфику. И очевидно, что, реализуя диспозицию правовой нормы, суд не может не реализовывать при этом гипотезу и санкцию как необходимые, имманентно присущие элементы данного явления. Другое дело, что формы реализации каждого из элементов могут быть различны. Применяя, например санкцию нормы, суд одновременно соблюдает требования гипотезы и исполняет веления диспозиции.
Своеобразие правовых предписаний, их конкретные юридические свойства выступают также важным критерием классификации форм реализации права. Являясь своеобразной моделью правового регулирования, правовое предписание наряду с конкретным государственно-властным требованием всегда несет в себе и определенную программу его реализации. Эта программа определяется установлением времени, места, субъектов и средств, обеспечивающих внедрение права в жизнь. Не менее важную роль
в этом вопросе играют и такие факторы, как: экономика, идеология, политика, то есть неюридические средства государственного руководства обществом. Большая или меньшая степень связи правового предписания с указанными факторами, его направленность и зависимость от них предопределяет и своеобразие механизма социального действия права6. Юридические нормы, например регламентирующие экономическую жизнь общества, реализуются в сочетании с познанными законами экономического развития, а осуществление права в сфере социально-культурных отношений предопределяется общим культурным развитием.
Справедливо отмечает В.П. Казимирчук, что в реальной жизни право действует через определенные социальные процессы: информационные, нормативно-ценностные и социально-психологические.Именно таким путем происходит передача необходимой правовой информации индивидам, коллективам, обществу в целом; формируются необходимые правовые установки и ценностные ориентации; приводятся в движение социально-психологические факторы малой группы, коллектива, класса, общества в целом; обеспечивается правомерное и социально-активное поведение и деятельность. Сравнительный анализ содержания, формы и особенностей реализации различных видов нормативных правовых предписаний позволяет заметить, что их практическое осуществление существенно различается. Решая вопрос об основных формах реализации общих правовых предписаний, в зависимости от их своеобразия необходимо учитывать два существенных момента: а) особенности правореализационного процесса обуславливаются типом метода правового регулирования; б) правореализация предопределяется внешней формой выражения правовых предписаний. В первом аспекте акцент делается на запрете, обязывании и дозволении как основных типах правового регулирования, определяющих способы обеспечения процессов внедрения права в жизнь. И, следовательно, тип правового регулирования (запрет, обязывание или дозволение) характеризует не столько внешнюю форму правореализации, сколько конкретные юридические приемы обеспечения правомерного поведения. Поэтому реализация права обслуживается и обеспечивается такими способами, как: убеждение, принуждение, поощрение и т. д. Во-втором аспекте практическое претворение права в жизнь должно основываться на учете специфических особенностей внешних форм бытия правовых предписаний. Это означает, что, по-видимому, нельзя сводить всю проблему
реализации права к осуществлению только правовых норм. Нормы — важный, но далеко не единственный компонент объективного права, и их реализация не одно и то же, что и реализация, например, деклараций, принципов или определений. Поэтому, в зависимости от характера правовых предписаний следует, на наш взгляд, выделить непосредственную и опосредованную формы их реализаций. Осуществление декларативных заявлений, содержащихся в преамбуле Конституции РФ 1993 года, связано прежде всего с их общеидеологическим воздействием на все стороны общественной жизни и необходимостью их проведения в законодательной политике, а затем и в юридической практике. И, следовательно, реализовать правовую декларацию — означает конкретизировать ее в законах и подзаконных актах, перевести на уровень конкретных юридических требований, сделать удобной для целей практического применения. Правотворческая конкретизация выступает в этих случаях в качестве первой ступени реализации деклараций. Второй ступенью будет являться непосредственное претворение требований деклараций в жизнь через акты применения, соблюдения, использования и исполнения права. Конечно же правовые декларации могут осуществляться и непосредственно как идеологические установки правосознания участников правовых отношений.
Это, в частности, имеет место в праворазъяснительной деятельности следователя, когда он, например, объясняет смысл и цели законодательства обвиняемому, потерпевшему или решает вопрос о возможности прекращения дела по основаниям, указанным в законе с учетом таких факторов, как политика в сфере правотворчества и правоприменения. В подобных случаях правовые декларации помогают сделать правильную оценку правовых явлений и принять соответствующее «букве и духу» законодательства решение. Сравнивая конкретную правовую действительность с общими положениями деклараций, следователь тем самым познает соответствие или несоответствие юридической практики коренным целям общественного развития и задачам правового регулирования. Происходит, таким образом, сопоставление актов реализации права с общими социально-политическими и правовыми ценностями, провозглашенными в декларациях. Поэтому непосредственная реализация декларативных заявлений выражается в осуществлении нормативно-ценностных ориентаций участников правовых отношений, их убеждений, социально-политических и правовых установок, сформировавшихся на основе политических и правовых идеалов, содержащихся в декларациях.



Глава 2 Законный интерес как элемент механизма
правового регулирования
Механизм правового регулирования - комплексная категория, которая, согласно одной из позиций, представляет собой совокупность всех правовых средств, "организованных последовательным образом, при помощи которой обеспечивается результативное специально-юридическое воздействие на общественные отношения".
Несколько иначе определяет механизм правового регулирования А.В. Малько, считая, что это "система правовых средств, организованных наиболее последовательным образом в целях преодоления препятствий, стоящих на пути удовлетворения интересов субъектов права".
механизм правового регулирования, в силу сказанного, невозможно познать вне категории "законный интерес", ибо насколько интерес движет поступками и социально-значимыми действиями людей, настолько интерес законный объясняет диалектику личного, общественного и государственного в правовой жизни общества.
механизм правового регулирования призван управлять поведением субъектов, что невозможно без обращения к интересам последних.
Изложенное заставляет нас исследовать механизм правового регулирования в единстве с законными интересами, ибо только посредством этой аналитической призмы можно объективно судить о самом механизм правового регулирования, его целях и средствах.
Закон сохранения энергии, гласящий, что "энергия не берется ниоткуда и не исчезает в никуда - она может лишь переходить из одного вида в другой", действует - с известными, разумеется, оговорками - и в сфере правового воздействия на общественные отношения. Этим объясняется справедливость позиции А.И. Экимова, заключающейся в том, что "главный фактор реализации правовых норм заключается в степени ЗАИНТЕРЕСОВАННОСТИ ЛЮДЕЙ в осуществлении тех или иных юридических предписаний". Косвенно подобные выводы признаются различными учеными.
Наряду с субъективными правами, юридическими обязанностями, дозволениями и запретами само общество предопределяет наличие и другого важнейшего элемента самоорганизации - законных интересов. Именно законные интересы, которые становятся возможными в силу нормативных, абстрактных начал регулирования, делают "государственную волю общества" универсальным выразителем результата воздействия права на социальные процессы и способствуют сглаживанию имманентных природе любого регулирования диспропорций.
Следует отметить, что под законными интересами мы понимаем стремление субъекта пользоваться определенным социальным благом и в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам в целях удовлетворения не противоречащих нормам права интересов, которое в определенной степени гарантируется государством в виде юридической дозволенности, отраженной в объективном праве либо вытекающей из его общего смысла.
Автор разделяет позицию, заключающуюся в том, что наряду с субъективными правами законные интересы являются важнейшим способом обеспечения потребностей, запросов и стремлений личности. Вместе с тем, несмотря на то, что "законные интересы" и "субъективные права" зачастую употребляются в едином контексте, это далеко не одинаковые средства реализации интересов субъектов правоотношений. Законный интерес нормой права, в отличие от субъективного права, конкретно не закрепляется. Он ей лишь соответствует. Норма права может охранять и закреплять существование самих законных интересов в целом, но не каждый законный интерес в отдельности. Отсюда вытекает и разная степень гарантированности обозначенных институтов.
Если субъективное право носит индивидуально-определенный характер (определены носитель права, контрагент, все основные атрибуты поведения - его мера, вид, объем, пределы во времени и пространстве и т.п.), то законный интерес, не будучи в основном отраженным в законодательстве, не предусмотрен конкретными правовыми предписаниями.
И субъективное право, и законный интерес - пути удовлетворения интересов субъектов правоотношений. Однако эти способы обладания желаемым благом находятся в качественно различных плоскостях. Если первый - более гарантированный, то второй - более распространенный, если первому корреспондирует юридически обеспеченная возможность, то на стороне второго - лишь незапрещенность и совокупность определенных факторов и обстоятельств, способствующ

 

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ