Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Реферат Воображение и действительность в новеллах Гофмана и романах Кафки - Литература зарубежная

  • Тема: Воображение и действительность в новеллах Гофмана и романах Кафки
  • Автор: Валерий
  • Тип работы: Реферат
  • Предмет: Литература зарубежная
  • Страниц: 15
  • ВУЗ, город: Москва
  • Цена(руб.): 500 рублей

altText

Выдержка

пример, что «Превращение» произросло из сложных отношений Кафки с отцом и из чувства вины, не покидавшего его всю жизнь; они утверждают далее, будто в мифологической символике дети представлены насекомыми - в чем я сомневаюсь - и будто Кафка изобразил сына жуком в соответствии с фрейдистскими постулатами. Насекомое, по их словам, как нельзя лучше символизирует его ощущение неполноценности рядом с отцом. Но в данном случае меня интересует жук, а не книжные черви, и этот вздор я отметаю. Сам Кафка весьма критически относился к учению Фрейда. Он называл психоанализ «беспомощной ошибкой» и теории Фрейда считал очень приблизительными, очень грубыми представлениями, не отражающими в должной мере ни деталей, ни, что еще важнее, сути дела, что говорит о том, что он, во всяком случае, по его собственным представлениям, понимал сущность этих процессов глубже. Летописец всеобъемлющей жизненной неустроенности, он не делает различий между сильными и слабыми, властителями и рабами, которая наблюдается как в выдуманном, так и в реальном мире. Да, он в этом смысле тотален, ибо его мир - состояние души. Вершители судеб здесь тоже обитают в грязных берлогах, потолки которых заставляют их сгибаться в три погибели, полы рассыпаются и ноги проваливаются в дыры до паха. Такова мистика реальности: жертвы - все, эта мистическая реальность – основной мотив творчества как Кафки, так и Гофмана.


Заключение
Реальность Гофмана и Кафки искажена до неузнаваемости: У Гофмана мы с превращениями сталкиваемся на каждом шагу; в собственно сказках это может выглядеть и вполне безобидно, таков тут закон жанра, но когда хоровод двойников и оборотней завихряется все неуемней, захватывая повесть за повестью и подчас становясь поистине страшным, как в «Эликсирах дьявола» или в «Песочном человеке», картина решительным образом меняется, бесповоротно омрачается. «Я распадаюсь, я теряю ощущение своей цельности, я не знаю, кто я и что я - божественная искра или беснующийся зверь» - вот гофмановский поворот темы.
И это, напомним, касается не только душ «остальных смертных» - души Медардуса или владельца майората, Кардильяка или игрока, - это касается, увы, «энтузиастов» и гениев тоже! Вместе с другими романтиками отвергая просветительский образ человека «разумного», рационального и расчисленного - как уже несостоятельный и себя не оправдавший, Гофман в то же время сильно сомневается и в романтической ставке на раскованное чувство, на произвол поэтической фантазии; по вердикту Гофмана, прочной опоры они тоже не дают.
Казалось бы, все просто: двоемирие Гофмана - это возвышенный мир поэзии и пошлый мир житейской прозы, и если гении страдают, то во всем виноваты филистеры. На самом деле у Гофмана все не так просто. Эта типичная исходная логика романтического сознания - уж Гофману-то она знакома досконально, она им испытана на себе - в его сочинениях отдана на откуп как раз этим его наивным юношам. Величие же самого Гофмана состоит в том, что он, все это перестрадав, сумел возвыситься над соблазнительной простотой такого объяснения, сумел понять, что трагедия художника, не понятого толпой, может оказаться красивым самообманом и даже красивой банальностью - если дать этому представлению застыть, окостенеть, превратиться в непререкаемую догму. И с этой догматикой романтического самолюбования Гофман тоже воюет - во всяком случае, он истово, бесстрашно ее анализирует, даже если приходится, что называется, резать по живому.
Кафка не был реалистом - основной тезис большинства исследователей. Но почему его фантастические видения так напоминают общество, в котором я живу? Почему вслед за Энценсбергером я непрестанно попадаю в ситуации, обрисованные Кафкой? Потому, что «реализм Кафки выходит за пределы исторического мгновения». Потому, что он не превращал реальность в абсурд, но постигал абсурд реальности. Потому что его фантазия - наша действительность...
Все мы - герои Кафки с каждодневными переходами от надежды к тоске и от безнадежной мудрости к добровольному ослеплению. Нет, Кафка - не пассивность, скорее, наоборот: обостренное осознание активизма, бешеной жизненности, изворотливости, энергии зла. Добро не отсутствует, но слишком тщедушно и нежизненно. Добро - дефицит зла. Его поражение в массовом обществе неизбежно. Вся история массовых обществ - история его поражения. Вы возражаете? У вас есть иные факты?
Список литературы
Короленко А.Н. Плато дьявола. – М.:Манускрипт, 2001
Борхес Х.Л. Кошмар // Хорхе Луис Боржес. Соч.: В 3 т. Рига: Полярис. 1994. Т. 3. С
Хрестоматия по зарубежной литературе/Сост. А.Н. Лоханкина. – М.: ПРИОР, 2003
Минин А.Н. Предисловие к изданию . – М.:Литера, 2006
Короленко А.Н. Плато дьявола. – М.:Манускрипт, 2001 – с.174
Борхес Х.Л. Кошмар // Хорхе Луис Боржес. Соч.: В 3 т. Рига: Полярис. 1994. Т. 3. С. 329-342.
Хрестоматия по зарубежной литературе/Сост. А.Н. Лоханкина. – М.: ПРИОР, 2003 - с.183
Минин А.Н. Предисловие к изданию . – М.:Литера, 2006 – с.158




HYPER13PAGE HYPER15

8


 

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ