Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Курсовая Заимствования как переводческая проблема - Английский язык

  • Тема: Заимствования как переводческая проблема
  • Автор: Дмитрий
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: Английский язык
  • Страниц: 30
  • ВУЗ, город: Воронежский государственный технический университет
  • Цена(руб.): 1500 рублей

altText

Выдержка

ческий материал, подвергшийся заимствованию, может иметь различную природу: звуки, буквы, фонетические правила, слова, морфологические единицы, стилистические элементы, междометия и т.д. Как и любые другие иностранные слова, английские заимствования входят в русский язык как в форме собственно заимствований, так и в форме калек или полукалек. Последние приобретают большое значение в периоды ингибирования заимствования, а также в связи с переводческой активностью. Лингвистическая значимость калек заключается в обогащении ими словарного запаса слов без внедрения иностранной оболочки, а также в сближении образов мышления двух народов и их восприятия языковой картины мира.
В приложении А приведены наиболее известные английские заимствования, в том числе фразеологические.
Являясь особой формой заимствования, калькирование вносит свой вклад в обогащение словарного запаса языка. В русском языке калькирование известно с глубокой древности. Уже первые восточнославянские памятники письменности содержат большое количество лексических единиц, калькирующих греческие слова [Вялкина 1964] /6/. Калькирование английских слов имеет как словообразовательный характер, так и семантический без включения словообразовательного процесса. Так, например полукальки экстраток является переводом английского слова extracurrent, первая часть которого перевода не требует; переводится только вторая часть. Аналогичный характер имеют слова супердержава, термоядерный. Примерами словообразовательных калек, представляющими собой поморфемный перевод соответствующих английских слов, являются слова краснокожий, небоскреб, пережиток, полураспад, рабовладение и т.д. В Приложении А также приводятся примеры семантических калек, передающих новое значение без создания морфофонемных новообразований. К таким словам относятся, например, слова белый (о расе), конек, третичный, ядро и т.д.
При изучении иноязычного влияния на русский язык теме "кальки" и процессам калькирования традиционно уделяется меньшее внимание, чем лексическим заимствованиям. Этому есть, по крайней мере, два объяснения: во-первых, калек в языке (не только современном, но и, например, русском языке XIX века) несравнимо меньше, чем заимствований. Во-вторых, кальки трудно выявить: неясны критерии, по которым то или иное слово или словосочетание следует признать результатом иноязычного влияния, а не продуктом процессов, происходящих в русском языке в соответствии с его собственными закономерностями развития. Например, часто обсуждаемый сейчас русистами жаргонизм круто (крутой парень, это круто!) обычно квалифицируется как калька английских cool или tough (см., например [Крысин 1996: 161; Ермакова, Земская, Розина 1999: 87]). Но что мешает нам считать это значение слов крутой, круто результатом саморазвития их семантики? Выражение зелёный свет в контестах типа дать зелёный свет каким-либо начинаниям, новшествам в точности соответствует переносному значению английского оборота green light. Стало быть, это калька? Но вполне возможно, что это - перенос значения "внутри" русского языка: от прямого, "автодорожного" значения словосочетания зелёный свет - к переносному /9/.
Однако во многих случаях, как кажется, кальки все же поддаются идентификации - как по чисто лингвистическим, так и по эстралингвистическим основаниям.
Во-первых, кальки отличаются тем, что в них реализуются какие-то нехарактерные, неорганичные для данного языка черты - либо в формальной, либо в содержательной стороне слова, словосочетания. Например, для русского словообразования конца XIX - начала XX в. было вполне нормально соединение приставки сверх- с прилагательными (сверхъестественный, сверхскоростной и т.п.) и нехарактерно соединение с существительными, как это имеет место в кальке сверхчеловек - с нем. Ubermensch. В сочетании синий чулок, которое является калькой с английского оборота bluestocking, употребление прилагательного синий никак не мотивировано ни прямым, ни переносными значениями этого прилагательного.
Во-вторых, при определении кальки важно обращение к внеязыковой действительности: если само обозначаемое данным словом или словосочетанием явление пришло к нам извне, то можно с большой вероятностью предположить, что и его наименование - либо "материальная" иноязычная единица (то есть лексическое или фразеологическое заимствование), либо калька. Например, словосочетание сезонный билет -скорее всего, калька, поскольку эта реалия была заимствована нами из стран Западной Европы, и ее название в точности соответствует английскому обороту season ticket (по-русски то же самое обозначается как месячный билет или проездной билет). Слово самообслуживание (в словосочетании магазин самообслуживания) следует считать словообразовательной калькой английского selfservice, так как сама реалия - магазины самообслуживания - была заимствована нами, по-видимому, из США.
Если сравнивать современный этап развития русского языка с предшествующими этапами, то надо отметить различие в типах калек. В XIX - начале XX в. преобладали кальки словообразовательные типа: себестоимость (нем. Selbstkosten), скоросшиватель (нем. Schnellhefter), работодатель (нем. Arbeitsgeber), небоскрёб (англ. skyscraper) и т.п. (см. об этом: [Флекенштейн 1963; Грановская 1981: 226 и сл.]); основным их источником был немецкий язык. Отмечены также сравнительно немногочисленные семантические кальки - типа гвоздь (в сочетаниях гвоздь выставки, гвоздь сезона и под. - под влиянием французского clou), платформа 'программа, совокупность принципов политической партии' - под влиянием нем. Plathform в том же значении, и нек. др. [Грановская 1981: 294-295] /9/. В русском языке наших дней преобладают кальки семантические и сочетаемостные, а главным их источником является английский язык (преимущественно в его американском варианте). При этом основными сферами появления калек являются сферы дипломатии, политики, спорта, моды и нек. др., а распространяют их, внедряют в широкое употребление средства массовой информации.
Следует отметить, что некоторые кальки, кажущиеся на первый взгляд, удачными, не вошли в русский язык и сегодня напрочь забыты. Так, аквамарин не стал мореводом, антрацит – угляком, безе – поцелуем, бинокль – двуглазом, и даже патриотизм не стал ни отечественностью (предложенной А.В. Суворовым в 1796 г.), ни чем-либо другим /10/.
Особой формой калькирования является фразеологическое калькирование.
Согласно В.Н. Телии фразеологический фонд русского языка активно пополняется за счет заимствований из других языков, в частности, из английского языка, среди которых автор называет такие фразеологизмы, как мозговой штурм, утечка мозгов, эскалация войны [Телия 1996: 77] /6/. Фразеологические кальки являются отражением органического соединения моментов заимствования, оригинального словотворчества и лексической передачи национальных концептов. Так, например, фразеологическая калька держать порох сухим является переводом английского выражения to keep t powder dry и означает "быть бдительным, готовым к защите и обороне".
Иногда фразеологизмы содержат вместо калек собственно заимствования: в качестве примера можно привести фразеологическое сочетание семь футов под килем, означающее пожелание доброго пути судну или уходящему в море человеку; оно основано на двух ключевых заимствованиях: английском слове foot - "нога, ступня» и голландском слове kiel - киль. Слово фут используется в русском языке, в частности в морской терминологии, в значении линейной меры длины. Значение выражения связано с поверьем, бытовавшим среди моряков о 6-футовой глубине под килем, безопасной в условиях мелководья.


4 Вхождение и ассимиляция заимствованных слов в системе русского
языка
Все слова, попадая из исходного языка в язык заимствующий, проходят первый этап - проникновение. На этом этапе слова еще связаны с той действительностью, которая их породила. В начале XIX века среди множества новых слов, пришедших из английского языка, были, например, турист и тоннель. Определялись они в словарях своего времени так: турист - англичанин, путешествующий вокруг света (Карманный словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Изд. Иван Ренофанц. СПб., 1837), тоннель - в Лондоне подземный проезд под дном реки Темзы (там же). Когда слово еще не прижилось в заимствующем языке, возможны варианты его произношения и написания: доллар, доллер, долар (англ. dollar). На этом этапе возможно даже иноязычное воспроизведение слова на письме. Постепенно слово иностранного языка, благодаря частому использованию в устной и письменной форме, приживается, его внешняя форма приобретает устойчивый вид, происходит адаптация слова по нормам заимствующего языка. Это период заимствования или вхождения в язык. На этом этапе еще заметно сильное семантическое влияние языка-источника. На этапе усвоения иноязычного слова в среде носителей одного языка начинает свое действие народная этимология. Когда иностранное слово воспринимается как непонятное, его пустую звуковую форму стараются наполнить содержанием близко звучащего и близкого по значению исконного слова. Знаменитый пример - спинжак (от англ. pea-jacket - пиджак) - незнакомое слово, соотнесенное в народном сознании со словом спина. Последний этап проникновения иностранного слова в заимствующий язык - укоренение, когда слово широко употребляется в среде носителей языка-рецепиента и полностью адаптируется по правилам грамматики этого языка. Оно включается в полноценную жизнь: может обрастать однокоренными словами, образовывать аббревиатуры, приобретать новые оттенки значений и т. д.
Судьба иностранных слов в системе русского языка неодинакова, что предопределяется их способностью к ассимиляции в новой лингвистической ситуации с целью более гармоничного интегрирования в систему реципиента. Эволюция заимствований в новой языковой системе проходит в соответствии с законами русского языка на фонетическом, графическом, грамматическом, семантическом и стилистическом уровнях.
Фонетическое и графическое осмысление имеют первостепенное значение для успеха дальнейшей ассимиляции с целью потери заимствованным словом своего первоначального иноязычного облика. Звуковое освоение любых иноязычных слов в русском языке протекает по направлениям: аканье при произношении звука [о] в первом предударном слоге (фонограф), оглушение звонких согласных на конце слов (смог, гид, дог), смягчение согласных перед буквой "е" (леди, фермер, трест, телефон, сервис), замена иностранных звуков, отсутствующих в русском языке, на фонетически близкие звуки русского языка (джин, джаз, джип). Иностранные слова заимствуются с ударением языка-донора, однако при ассимиляции их ударение может сохраниться или измениться в соответствии с особенностями реципиента. Примерами слов, сохранивших свое первоначальное ударение, являются слова ресивер, рекордер, резистор. К англицизмам, изменившим ударение, относятся слова респондент, релевантный. Интересно отметить акцентологическое влияние английского языка на освоение новых заимствований в русском языке. Эта роль в XIX-XX вв. принадлежала французскому языку и заключалась в приобретении новыми заимствованиями ударения на последнем слоге. С учетом постепенного утверждения английского языка доминирующим донором лингвистических единиц с конца XX в. наблюдается тенденция к англизации ударения, в том числе в заимствованиях из французского языка (планер) /6/.
Особенности графической передачи английских заимствований в русском языке определяются различием между письменными системами языка-донора и языка-реципиента. Некоторые английские заимствования в русском языке являются заимствованиями из вышеназванных, а также других языков, но не напрямую, а через английский язык, который выступал в виде языка-посредника. Графическое освоение английских заимствований проходит в два этапа: 1) передача латинского написания слова кириллицей; 2) изменение правописания в соответствии с новым лингвистическим окружением. Если первый этап присущ только языкам с разными системами письменности, то второй этап наблюдается во всех языках при заимствовании лингвистических единиц. Вариативность форм английских заимствований проявляется прежде всего в их графическом облике: сканнер — сканер, леггинсы - леггенсы — легинсы — легенсы; киднеппинг — киднэппинг — киднепинг. Анализ словарей XX в. демонстрирует изменения, произошедшие в словах леди (первонач. лэди), чемпионат (чемимонат), чемпион (чэмпион), трест (трэст) и т.д. Язык находится в состоянии постоянного изменения. На лексическом уровне иностранные слова представляют собой наиболее подверженную изменениям часть вокабуляра. В качестве примеров правописательной ассимиляции английских заимствований в русском следует привести также нижеследующие слова и их промежуточные формы: фашионабль - фешенебль - фешенебельный; факторея - фактория; римейк - ремейк; трам - трамвэ - трамвай.
Вопросы ассимиляции тесно связаны с переводческими трансформациями при передаче информации из одного языка в другой. Вопросы ассимиляции тесно связаны с переводческими трансформациями при передаче информации из одного языка в другой. Основными типами лексических трансформаций, применяемых для создания соответствий-заимствований, являются транскрипция и транслитерация. Это способы перевода лексической единицы оригинала путем воссоздания ее формы с помощью букв ПЯ /3/. При транскрипции воспроизводится звуковая форма иноязычного слова, а при транслитерации его графическая форма (буквенный состав). Ведущим способом в современной переводческой практике является транскрипция с сохранением некоторых элементов транслитерации. Поскольку фонетические и графические системы языков значительно отличаются друг от друга, передача формы слова ИЯ на языке перевода всегда несколько условна и приблизительна. Для каждой пары языков разрабатываются правила передачи звукового состава слова ИЯ, указываются случаи сохранения элементов транслитерации и традиционные исключения из правил, принятых в настоящее время.
Особенности грамматического строя русского языка определяют направления грамматических изменений, происходящих с английскими заимствованиями. Грамматическая ассимиляция английских слов связана с категориями рода, числа. Со склонением существительных и прилагательных и спряжением глаголов правило, слова приобретают грамматические категории языка-реципиента вне зависимости от наличия или отсутствия их в языке-доноре и теряют свое пре грамматическое значение. Наименее серьезные расхождения между английскими заимствованиями в pyсском языке и их этимонами в английском языке наблюдаются в категории числа, наибольшие - в категории рода [Аристова 1978] /6/.
Примером морфологической ассимиляции служит переосмысление формы существительных как в случае заимствования слов леггинсы (leggins), бимс (beams), рельс (rails), которые приобрели форму множественного числа по правилам русского языка, несмотря на то, что они были заимствованы в форме множественного числа языка-донора. Другими примерами этого являются слова джинсы (jeans), бутсы (boots), сникерс (snickers), памперсы (pumpers), баксы (bucks) и др. Аналогичная ситуация наблюдается и в изменении форм множественного числа существительных. Так, например, слово спортсмен имеет форму единственного числа в отличие от английского слова sportsmen, являющегося существительным множественного числа. Параллельное существование таких слов английского происхождения как мичман и спортсмен объясняется не категорией числа, а временными рамками их вхождения в русский язык. В отдельных случаях наблюдается противоположное явление. Так, например, слова социолингвистика (sociolinguistics), психолингвистика (psycholinguistics), прагматика (pragmatics), использующиеся в форме множественного числа, ассимилировались с системой русского языка в форме единственного числа.
К разряду морфологической ассимиляции также относится процесс словосложения английских слов в момент их заимствования в русский язык большей частью устным путем. К этой группе лексикализированных заимствований относятся слова типа вокзал (Vauxhall), футбол (football), трамвай (tramway), в которых обе части сложного английского слова вошли в единое слово в русском языке; бейдевинд (by the wind), делинт (delint), в состав которых вошли существительное, предлог и (или) артикль; слова, полученные словосложением лексем коротких предложений - осей (I say), рында (ring the bell), аврал (over all), полундра (fall under!) и др. /6/.
Ассимиляция иностранных слов в русском языке прослеживается и в изменении их рода. Учитывая наличие категории рода существительных в отличие от системы английского языка, все неодушевленные существительные, за исключением существительных типа ship, при их заимствовании в русский язык приобретают средний род. Существительные с нулевым окончанием приобретают в русском языке мужской род: рекорд, джем, рейд и др.
В качестве примеров ассимиляции для сравнения можно привести французские заимствования, вошедшие в русский язык в мужском или женском роде, сменившиеся впоследствии средним родом в результате ассимиляции: кашне, пальто, боа, контральто, рагу, шоссе и др. Большинство английских заимствованных существительных склоняются по правилам русского языка, приобретая соответствующие падежные окончания.
Отдельные слова, употребляющиеся в разных родовых формах, демонстрируют продолжающийся процесс ассимиляции. Так, например, слово виски имело мужской род. Употребление среднего рода слова виски в настоящее время считается стандартным.
Участие заимствованной лексемы в словопроизводстве в системе языка реципиента является признаком наиболее успешной ассимиляции. Например, английский суффикс, имеющий форму -абель-, в русском языке показывает положительную продуктивность, начало которой положило слово некоммуникабельность и с которым появились слова читабельный, смотрибельный и др. Дериватами слова парк являются парковать, митинг — митинговать; лидер — лидировать; шок - шокировать, шоковый.
Конкурентная борьба за место в языке реципиента, как правило, приводит к выживанию одной формы заимствования. При сохранении двух и более форм наблюдается размежевание их значений, т.е. наблюдаются семантические изменения в связи с заимствованием.
Семантическая специализация происходит при взаимодействии новых заимствований с устоявшимися заимствованиями более раннего периода, а также с коренными словами языка-реципиента. В участках наложения семантических полей происходит конкурентная борьба, приводящая к специализации конкурирующих слов. Чаще всего коренное слово или более раннее заимствование сохраняет более общее значение и оставляет более узкое новому заимствованию. Примерами таких синонимических пар являются: эскалация - интенсификация, усиление: обслуживание - сервис; стюардесса - бортпроводница; плеер - магнитофон: эксклюзивный - исключительный. В отдельных случаях наблюдается процесс вытеснения старого заимствования новым без признаков специализации их значений. Так, английское слово прайс-лист все чаще заменяет немецкое заимствование прейскурант в том же значении, а слово мейкап - французское слово макияж. Дальнейшее развитие взаимоотношений между словами, входящими в эти синонимические пары, может пойти как по пути полного вытеснения одного из них из употребления, так и по пути их семантической специализации.
Процесс ассимиляции новых слов имеет важный социолингвистический аспект, связанный с особенностями освоения иноязычной лексики различными социальными группами носителей языка. В результате тестового анализа [Какорина 2000] было показано, что скорость освоения заимствований в различных социальных группах языкового коллектива неодинакова /6/. Степень освоения слов из разных тематических областей также имеет разноуровневый характер в связи с различиями в культурно-языковой компетенции информантов. Путь к адекватному пониманию нового слова в большинстве случаев лежит через незнание - ложное понимание - неточное понимание его; исследования этих этапов эволюции понимания имеют важное лингвистическое и социолингвистическое значение для установления механизма ассимиляции заимствований, появления их ду

 

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ