Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Дипломная Государственный строй и право Древнего Рима - Теория государства и права

  • Тема: Государственный строй и право Древнего Рима
  • Автор: Балашова Анастасия
  • Тип работы: Дипломная
  • Предмет: Теория государства и права
  • Страниц: 60
  • ВУЗ, город: В.Новгород
  • Цена(руб.): 4000 рублей

altText

Выдержка

рактере политического устройства Римской республики, но и в путях ее эволюции, и в том консерватизме, который был столь свойственен ее институтам. Междуцарствием античные авторы называют хронологический промежуток между двумя последовательно приходившими к власти царями архаического времени; междуцарствием был период вакантности высшей ординарной магистратуры в эпоху Республики; даже в III в. н.э. перерыв между правлениями принцепсов, на что обратил внимание А.В. Коптев, именовался междуцарствием. Вместе с тем, междуцарствие – это не только временной отрезок без обычных органов власти, это еще и способ их восстановления. Междуцарствие республиканского периода – это государственный институт для конкретных чрезвычайных обстоятельств. Было ли его сохранение простой формальной данью традиции, и, соответственно, роль его декоративна, или же, наоборот, был он реально значимой структурой, действенным политическим инструментом? Каков был характер полномочий междуцаря, объем его власти, порядок назначения, влияние на исход консульских выборов? Кто контролировал политическую ситуацию в период междуцарствия, в чьих руках находился в это время государственный механизм римской общины? Эти вопросы и стали центральными в предлагаемом исследовании.
Будучи своеобразным связующим звеном между царской и республиканской эпохами (отнюдь не переходной, на наш взгляд, ступенькой, а звеном, свидетельствующим о генетической связи римских государственных форм), институт interregnum должен рассматриваться также в контексте проблемы континуитета между ними. Оставляя пока в стороне вопрос о преемственности высшей власти республиканских магистратов от царской, представим точки зрения о названии, количестве и компетенции высших должностных лиц в первые шестьдесят лет существования Республики. Нам это необходимо сделать, так как к проблеме перехода от примитивных «монархических» государственно-правовых форм к республиканским имеют непосредственное отношение вопросы о происхождении интеррегнума, времени его появления и сущностных характеристиках.
Вопрос о титуле носителей высшей исполнительной власти в первые шестьдесят лет Республики оказался остро дискуссионным по причине противоречивости сведений источников. От того же, какое название должности признается исходным, часто зависит понимание исследователями ее характера и числа одновременных носителей.
Преемственность магистратской власти от царской, бесспорно, существовала, но она, на наш взгляд, не должна пониматься как сохранение институционального ее оформления в виде наличия постоянного в течение административного года единственного должностного лица, осуществлявшего верховное управление общиной. Связь эта была более глубокой, заключалась, прежде всего, в сохранении представлений об imperium, но введение Республики, – это, в первую очередь, именно отказ от единоличной власти. Политический институт междуцарствия действовал и на протяжении этой переходной фазы, но действовал как экстраординарная структура. В течение первого шестидесятилетнего отрезка становления Республики, по 449 г. до н.э. включительно, как свидетельствуют античные авторы, к междуцарствию прибегали пять раз, и каждый раз интеррексы были чрезвычайными магистратами. Серьезных оснований переносить годичный интеррегнум после смерти Ромула на период после изгнания последнего Тарквиния в аргументации уважаемых авторов мы не находим. Поэтому в предлагаемой монографии рассматриваем interregnum только и исключительно как чрезвычайный политический институт на протяжении всей длительной истории его существования.
Выводя interregnum как структуру экстраординарной власти из царского периода и прослеживая его применение на протяжении всей республиканской эпохи, мы должны уточнить, какое хронологическое содержание мы вкладываем в понятия «ранняя Республика», «классическая Республика», «поздняя Республика». Удачна периодизация, традиционно принимаемая в отечественной историографии и нередко встречающаяся в трудах зарубежных исследователей. Наиболее четко она сформулирована Карлом Христом. Первый период – от конца VI в. до н.э. до 287 г. до н.э., – эпоха ранней Республики и сословной борьбы. Второй этап – классической Республики – ограничивается рамками 287 г. до н.э. – 133 г. до н.э. Третий этап – время, по определению К. Христа, «римской революции» – от 133 г. до н.э. до 30 г. до н.э. Соглашаясь с таким хронологическим делением республиканского времени, мы отметим, что период ранней Республики должен ограничиваться завершением сословной борьбы потому, что именно оно привело к оформлению гражданского коллектива классической римской civitas.

1.3. Переход к империи. Принципиат
Государственно-правовая система принципата представляет собой уникальное явление не только в истории Древнего Рима, но и в мировой политической практике. Научное изучение ее ведется с XIX века. В историографии, особенно в отечественной, при исслдовании принципата главный упор сделан на характеристике политической ситуации в период правления того или иного принцепса, на внутренней и внешней политике Римского государства. В правление Тиберия, а затем и Калигулы, отчетливо прослеживается преемственная связь с принципатом Августа. Она проявилась в стремлении следовать общей политике, провозглашенной Августом, и была направлена на формальное схранение «res publica restituta». Кроме того, при Тиберии и в первые годы правления Калигулы, по сравнению со временем Августа, произошла активзация деятельности отдельных республиканских структур власти.
Первостепенное значение для изучения принципата Тиберия и Калиглы имеют труды Тацита, Диона Кассия, Светония, Иосифа Флавия и Филона Александрийского.
Проанализировав историко-литературную и правовую традиции, мы сделали следующие выводы. Порядок передачи власти Тиберию, а затем и Гаю включал несколько этапов. Первый принесение присяги преемнику принцепса. Она закрепляла право верховного командования. Однако процесс принесения присяги Гаю отличался от процесса ее принесения Тиберию. Тиберий принимал присягу «опосредовано», и первыми ему приносили ее консулы. Фактически консулы играли роль «посредников». Данная присяга была адресована будущему принцепсу. В силу этого Тиберию обеспечивалась поддержка военных подразделений, расположенных в Италии. Гай, напротив, непосредственно сам принимал присягу на воинской сходке, провозгласишей его «императором».
Второй этап вручения власти, как Тиберию, так и Калигуле, проходил в сенате. На заседании сената было принято решение о предоставлении преемнику полномочий принцепса, т.е. тех прав, которыми обладал предшественник, являясь princeps. Для Тиберия процесс наделения властью принцепса на этом завершался. Дион Кассий упоминает о присутствии на заседании сената «представителей» народа. Их задача сводилась к утверждению ршения о предоставлении власти Калигуле.
Вопрос о власти, вручавшейся преемнику принцепса, имеет принципальное значение для характеристики государственно-правовой системы принципата. На заседании сената 17 сентября 14 г. Тиберию были предосталены дополнительные права, но не imperium, так как со смертью Августа он не прекратил осуществлять своих полномочий, источником которых был иперий. Положение Гая на начало процедуры передачи власти отличалось от положения Тиберия. Калигула являлся частным лицом. Imperium был вручен Калигуле заочно, до прибытия в Рим, на заседании сената 18 марта. Этому предшествовало провозглашение войсками его «императором». Гай, как и Тиберий, перед решающим заседанием сената обладал империем. На слдующем заседании сената Гаю была поручена «высшая власть», т.е. даны дполнительные полномочия, известные по Lex de imperio Vespasiani. Таким образом, в основе порядка передачи преемнику власти принцепса лежали республиканские публично-правовые конструкции. В рамках прежнего механизма вручения власти произошло перераспределение функций, соответственно роль одних органов власти становилась второстепенной, позиции других властных институтов укреплялись.
Уровень политического влияния populus определялся не только формально- юридическими критериями. Общественное мнение, которое часто выражаеся понятием «fama», хотя и не заключало в себе юридической силы, имело значительное психологическое воздействия на принцепса. Поступки прицепсов имели общественную значимость. Римский народ мог дать им как положительную, так и отрицательную оценку. Populus выносил свои суждения независимо от воли princeps. Не считаться с суждением римского народа принцепсы не могли. Принцепс воспринимался в качестве патрона по отношению к populus.
В эпоху Тиберия сенат заседал регулярно. О деятелности его в правление Калигулы известно значительно меньше, чем при Тберии. Непредсказуемость в поведении Гая заставляла сенаторов действовать осторожно. При первых преемниках Августа организация деятельности сената не претерпела серьезных изменений. Принцепс являлся, прежде всего, princeps senatus. Формально сохранялся прежний порядок расмотрения различных вопросов. Но, являясь «постоянным первоприсутсвующим», обладая auctoritas, принцепс получил возможность оказывать влияние на деятельность сената.
Сенат совместно с принцепсом обсуждал вопросы провинциального управления. Он рассматривал обращения представителей городов провинций, действовал по принципу «запроса», т.е. он отвечал на жалобы, просьбы и обращения, инициированные самими провинциалами. Нередко к обсуждению привлекались и бывшие наместники провинций. Ходатайства, представленные в сенат, касались не столько проблем, регулировавших внутреннюю жизнь самих провинций, сколько отношений с Римом. Сенат принимал участие в назначении на должность прокосула, а также регламентировал его деятельность. В ведении сената сохранились религиозные вопросы, например, обсуждение кандидатуры на должность главы жреческой коллегии, постройка храмов, введение нового культа, учреждение новой жреческой коллегии. Еще одна функция была связана с обеспечением общественного спокойствия и безопасности Рима. При Тибрии сенат приобретает новую функцию избрание высших должностных лиц. Эта реформа укрепляла положение сената в политической системе. Важным проявлением власти являлось право издавать постановления, имеющие силу закона. Используя практику дерогации, издавая SC, сенаторы вносили изменения в существующие leges. Сенат также играл роль судебной инстанции. Компромисс так можно определить главный принцип политики Тиберия по отношению к сенату. В отличие от Тиберия Гай отошел от этого принципа, что фактически усилило его личную власть.
1.4. Государственный строй при доминате. Реформы Диоклетифна и Константина
Кризис III в. оказался самым сильным потрясением для Римской империи за всю историю существования самого могущественного государства античности. Наиболее ярким проявлением кризиса в политической сфере были узурпации власти и беспрестанная смена «законных» императоров - «сенатских» и «солдатских», восходящих на трон с большей или меньшей степенью легитимности. Императорский трон, казалось, перестал играть роль высшего поста в государстве: в течение полувека с 235 по 284 г. на нем успели побывать 29 «законных» императоров, а в разных частях империи в это же время приходили к власти десятки «незаконных» узурпаторов. В условиях такой анархии само понятие законности императорской власти утратило всякое значение.
Политический кризис III в. принял особенно тяжелые и болезненные формы и в связи с мощными сепаратистскими движениями в провинциях, которые были ответом на возникшие трудности и представляли собой отчаянные попытки выбраться из кризиса самостоятельно, когда центральное правительство было не способно решать проблемы всего государства в целом. Сепаратизм привел к тому, что Римская империя в III в. неоднократно фактически переставала существовать как единое целое.
Постепенное оздоровление империи началось в конце 60-х гг. III в., когда были предприняты первые удачные попытки восстановления единства государства и отражения внешних врагов. В 284 г. императорский трон занял  Диоклетиан, который начал осуществлять реформы, способствовавшие не только преодолению кризиса, но и переходу Империи в новую стадию развития, несмотря на то, что создаваемый порядок носил печать консерватизма.
Период, открытый правлением Диоклетиана, обычно называют временем поздней Римской империи или эпохой домината, прежде всего в силу того, что была создана новая политическая система. Эта стадия в истории Римской империи существенно отличалась от классической античности почти по всем критериям, характеризующим цивилизацию. Однако доминат, как политическая система, предполагающая абсолютную власть императора-доминуса, начал формироваться задолго до Диоклетиана. Монархический элемент существовал еще в Римской республике, и он получил основательное развитие в ходе гражданских войн I в. до н.э., логическим следствием которых стало формирование системы Принципата Октавиана Августа. Несмотря на республиканские ширмы, Принципат I-II вв., несомненно, являлся монархией по сути, хотя еще и сохранявшей элементы республиканского государственного устройства. Дуализм этой политической системы лишь отчасти был следствием живучести римских традиций, но главным образом он основывался на факте сохранения полисных и общинных структур в территориальной империи.
Начало правления Диоклетиана было ознаменовано почти непрерывными войнами как с внутренними врагами (багаудами и сепаратистскими движениями), так и с внешними (персами, арабами, варварами). Наведение порядка внутри Империи и укрепление ее границ, почти уничтоженных в предшествующее время, было самой насущной задачей императорской власти, и Диоклетиан решил ее весьма успешно: к началу IV в. и внутренний, и внешний мир в основном был восстановлен.
Второй неотложной задачей было укрепление самой императорской власти. В ходе политических коллизий III в. система принципата претерпела столь значительные изменения, что от нее почти ничего не осталось, и так называемый «поздний принципат» III в. имел, кроме названия, очень мало общего с принципатом I-II вв.
Самым большим политическим злом эпохи, предшествовавшей правлению Диоклетиана, были узурпации власти, ставшие совершенно обычным явлением в III в. Источником этого зла следует считать, вероятно, тот факт, что система принципата не выработала четкой системы наследования власти, и это было одним из самых слабых ее мест. Для того, чтобы покончить с этим неблаговидным наследием, Диоклетиан ввел систему тетрархии, которую на наш взгляд, следует расценивать как своеобразный политический эксперимент.
Создание системы тетрархии началось уже на второй год его правления, когда сначала цезарем, а затем в 286 г. августом был назначен Максимиан. При этом не последовало официального разделения империи, хотя каждый август имел свою армию, своего преторианского префекта и свою резиденцию. Рим с этого времени утрачивает свое значение, как столица: резиденцией Диоклетиана была Никомедия на востоке, а Максимиана - Медиолан на западе. Эдикты и рескрипты издавались августами совместно, но инициатором всего законодательства оставался Диоклетиан, что было важным моментом, так как начавшееся разделение власти не должно было противоречить принципу полной монархии, предполагавшемуся системой домината.
Следующим шагом в создании новой политической системы стало назначение в 293 г. двух цезарей - помощников и заместителей каждого из августов - Гая Галерия и Констанция Хлора. Новая система предусматривала переход всей полноты власти к цезарям в случае внезапной смерти или отречения августов. Предполагалось, что через 20 лет оба августа отрекутся от престола и возведут в этот сан своих цезарей, которые, в свою очередь, провозгласят цезарями двух своих полководцев. Надо отметить, что тетрархия была в гораздо меньшей степени системой, чем она кажется в трудах позднейших авторов: она была ответом на проблемы времени и работала не столько в силу присущей ей логики, сколько из-за того, что ее заставляли работать административные таланты Диоклетиана. Основание этой системы было весьма хрупким – в принципе она держалась лишь на взаимном согласии четырех правителей.
Впрочем, не только политическое зло узурпаций власти заставило Диоклетиана обратиться к системе четверовластия. Управлять столь огромным государством, переживавшим такой острый и затянувшийся кризис, казалось непосильным бременем для одного человека[9], тем более, что еще одним наследием принципата было почти полное отсутствие бюрократии в государственных структурах. С одной стороны, это было обусловлено сохранением самоуправляющихся и более или менее автономных полисных и общинных структур в Римской империи, а с другой стороны, традицией государственного управления римлян еще с республиканских времен было использование доверенных рабов на незначительных бюрократических должностях (секретари, курьеры и т.п.), что не требовало государственных затрат. В условиях общего благополучия и процветания система самоуправления городов и территорий, поощрявшаяся императорской властью, работала весьма исправно, но эта система оказалась неспособной выстоять в условиях кризиса и в условиях усиливающегося давления на нее из центра, особенно налогового. На смену разлагавшимся структурам самоуправления, остаткам демократии и республиканизма былых времен в III в. пришла бюрократия, и Диоклетиан попытался придать ей стройный и законченный характер, что должно было обеспечить органичное сочетание тетрархии с системой домината. Бюрократические структуры должны были стать связующим элементом в тетрархии, ее прочным каркасом. Вместе с тем бюрократия должна была привести к обеспечению управляемости государства в условиях единовластия.
Доминат, как политическая система, был порожден необходимостью укрепления центральной власти. Еще Октавиану Августу, несмотря на все республиканские ширмы и идеологические увещевания, был отнюдь не чужд абсолютизм, и эта тенденция в политической жизни Римской империи сохранялась и усиливалась на протяжении всех трех веков, предшествовавших доминату. Однако лишь во время Диоклетиана эта тенденция стала политической практикой и получила полное оформление.
Политическая система домината являла собой в упрощенном виде формулу, согласно которой император был доминусом-господином, а все остальные граждане империи являлись его подданными. Доминат предполагал введение соответствующего дворцового церемониала, подобного тому, что существовал в государствах восточной деспотии. Императоров отличала диадема и шитая золотом пурпурная одежда, они редко показывались народу, а те, кто был к ним допущен, обязаны были простираться ниц, соблюдая ритуал, принятый при дворе персидских царей. Титулатура императора теперь обязательно включала термины «священный» и «божественный». Кроме того, система домината вводила строгую иерархию чиновничьих должностей и оформляла бюрократические структуры империи.
Ниже божественного императора находилась многочисленная бюрократия, разделенная на гражданскую и военную секции, хотя даже гражданские чиновники обычно носили военную одежду, как наследие милитаризации бюрократии в III в. Во главе бюрократической иерархии стоял преторианский префект, который руководил работой императорского правительства. Среди других высших лиц Римской империи следует назвать квестора Священной Палаты, в ведении которого находились законы и петиции, и начальника канцелярии, который ведал внешними сношениями, арсеналами, полицией и охраной. Низшим звеном бюрократии были кураторы, которых избирали на местах и которые осуществляли надзор за работой городских курий. Старые республиканские институты лишались всякого политического значения: сенат превратился, по сути, в муниципальный совет города Рима, хотя и пытался претендовать на большее, а магистратуры остались лишь почетными званиями. Императорские же чиновники назначались теперь самим доминусом или, по иерархии, вышестоящими должностными лицами.
Главной опорой домината, как и любой другой политической системы, основанной на принципе абсолютной власти, была армия. Будучи выходцем из армейской среды, Диоклетиан прекрасно понимал

 

НАШИ КОНТАКТЫ

Skype: forstuds E-mail: [email protected]

ВРЕМЯ РАБОТЫ

Понедельник - пятница 9:00 - 18:00 (МСК)

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ