Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Дипломная Уголовно-правовые последствия захвата заложника - Уголовное право

  • Тема: Уголовно-правовые последствия захвата заложника
  • Автор: Алексей
  • Тип работы: Дипломная
  • Предмет: Уголовное право
  • Страниц: 70
  • ВУЗ, город: РОСТОВСКИЙ ИНСТИТУТ ЗАЩИТЫ ПРЕДПРИНИМАТЕЛЯ
  • Цена(руб.): 4000 рублей

altText

Выдержка

ащиты государства своего, а раб от господина своего, с тем намерением, чтобы привести его в состояние зависимости от произвола постороннего». При этом он отмечал, что «цель такого захвата может быть... состояние зависимости для известного такого намерения, которого достигнуть хотят посредством захваченного или третьего (например, чтобы у родителей похищенного вынудить какую-либо сумму денег или другие какие-нибудь выгоды)».20 Фактически такой вид похищения людей является захватом заложников, однако данное понятие еще не было введено, да и сам Фейербах не был склонен рассматривать это деяние как нечто отличное от других видов похищения людей.
Отсутствие преступления «захват заложника» в русском уголовном законодательстве не означает, что понятия «заложник» не было вообще. В «Энциклопедическом словаре» Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона под заложником понимался «человек, данный или взятый в виде залога, в обеспечение выполнения договора». Столь краткое определение не давало ясного понимания того, кто же является заложником, поэтому исторические корни данного понятия были раскрыты позже в «Новом энциклопедическом словаре» Ф. А. Брокгауза и И. А. Ефрона. В соответствии с ним «в древности в средние века исполнение договоров о заключении перемирия или мира обеспечивалось оставлением в залог знатных людей. Заложники либо давались добровольно побежденной стороной, либо насильственно захватывались и удерживались победителями до исполнения договора. В случае неисполнения договора заложники подвергались казни или тяжкому заключению».
Первая мировая война, Октябрьская революция и Гражданская война подтвердили реальное существование практики заложничества. И уже в «Малой советской энциклопедии» о заложниках говорится: «...во внешней войне - граждане одной из воюющих стран, а в гражданской войне - сторонники одной из борющихся сил, насильственно задержанные другой стороной и своей личностью отвечающие за действия своего правительства». Из этого определения видно, что идеология того времени допускала использование заложничества как средства решения тех или иных проблем вооруженной борьбы. Такая же позиция характерна и для последующих изданий энциклопедических и толковых словарей, в том числе и «Большой советской энциклопедии». Во втором издании «Малой советской энциклопедии», как и в «Большой советской энциклопедии», практически не было изменено определение заложника, только к перечню случаев использования заложничества были добавлены колониальные войны.
Шагом вперед в развитии понятия заложника явилось определение в «Толковом словаре русского языка» под редакцией Д. Н. Ушакова. Под заложником понималось «лицо, взятое под стражу в обеспечение выполнения обязательств того государства и какой-нибудь организации, к которым лицо принадлежит». Однако в данном определении отсутствует указание на недопустимость захвата заложников, что вполне понятно, поскольку в то время захват заложников еще не рассматривался как противоправное действие.
Авторы же второго издания «Большой советской энциклопедии». а также «Словаря современного русского литературного языка» возвратились к военному пониманию заложничества, хотя и более лаконичному, чем прежде: «Заложник - лицо, принадлежащее к одной из воюющих сторон, задержанное другой стороной с целью обеспечения каких-либо обязательств». Традиция военного, понимания заложничества продолжена в «Юридическом словаре», в нем заложники определены как «неправомерно задержанные оккупантами лица из местного населения оккупированной территории с целью предупреждения (угрозой расправы с заложниками) совершения населением оккупированной территории действий, направленных против оккупантов, а также с целью выявления лиц, совершивших такие действия»." И такое понимание наложничества не случайно - ведь данное издание вышло после окончания Второй мировой войны, когда произошли значительные изменения а международной обстановке, приведшие к принятию в 1949 г. Женевской конвенции о защите гражданского населения во время войны. Конвенция осудила применение преступной системы заложничества и подчеркнула, что взятие заложников относится к действиям, которые запрещаются и всегда будут запрещаться. Следует, однако, отметить, что оценка захвата заложников как неправомерного действия здесь относится только к военному времени.
Вскоре произошел возврат к универсальному определению понятия заложника. По «Словарю русского языка» С. И. Ожегова, заложник - это «лицо, насильственно кем-либо задержанное в обеспечение того, что государством или организацией, к которым лицо принадлежит, будут выполнены какие-либо требования, обязательства» . В следующем издании «Словаря» заложник определялся как «лицо, насильственно кем-либо задерживаемое в обеспечение того, что теми, кто заинтересован в освобождении этого лица, будут выполнены какие-либо требования, обязательства».
Определение заложников в «Дипломатическом словаре» 1984 г. соответствует определению, данному в Международной конвенции о борьбе с захватом заложников: «Лица, захватываемые или удерживаемые, в том числе под угрозой смерти или нанесения повреждений, с целью заставить третью сторону совершить или воздержаться от совершения любого акта в качестве прямого или косвенного условия для освобождения этих лиц».
«Советский энциклопедический словарь» 1990 г. к заложникам относит «лиц, насильственно задерживаемых с целью заставить государство, организацию или других лиц выполнить определенные требования или обязательства».
В зарубежных странах, особенно во Франции, Италии, ФРГ, США, Великобритании, это преступление получило широкое распространение с середины XX в. В связи с этим заложничество изучалось учеными различных отраслей знаний, в том числе психологами, криминалистами, криминологами, а также журналистами. О распространенности за рубежом этого явления говорит тот факт, что уже в 1971 г. во Франции был принят закон о взятии заложников. В подготовительных документах к этому закону говорится: «Закон заботится о пресечении взятия заложников, используемых в качестве обменной монеты, чтобы заставить противника ... дать обменный эквивалент, чаще всего выкуп, либо действовать тем или иным образом, либо допустить то или иное действие». Появляются и док-тринальные определения этого преступления. Так, Ж. Монтрей под заложниками понимает «одного или нескольких человек, которых лишают возможности свободного передвижения, прямо или косвенно угрожают им смертью, серьезным насилием либо заключением неопределенного срока, причем лицо, прибегающее к таким действиям, надеется с их помощью заставить либо третье лицо, либо власти сделать что-либо или отказаться от чего-либо».
На основании анализа всех приведенных определений понятия заложника можно сделать вывод, что к настоящему времени сложилось понимание того, кто считается заложником. Более точное юридическое понятие заложника можно вывести из диспозиции ст. 206 УК РФ, схожее, в частности, с понятием, ранее изложенным в диспозиции ст. 1261 УК РСФСР: заложник — лицо, удерживаемое в целях понуждения государства, организации или гражданина совершить какое-либо действие или воздержаться от совершения какого либо действия как условие его освобождения. Такое определение, на наш взгляд, в достаточной мере раскрывает смысл понятия заложника.
Таким образом, явление заложничества существовало в тех или иных формах с древнейших времен, и с большим сожалением приходится констатировать, что оно не только не исчезло, но с развитием цивилизации трансформировалось, приобрело новые, более изощренные и жестокие формы, стало одним из тяжких преступлений века. Этот вывод сделан нами на основании изучения русской и зарубежной литературы, на основании сообщений прессы, изучения уголовных дел.
§ 2. Международные правовые акты об ответственности за захват заложника
Современное международное сотрудничество по борьбе с преступностью включает в себя борьбу с уголовными преступлениями и с преступлениями международного характера. Особую тревогу и озабоченность в настоящее время вызывает рост преступлений международного характера, в первую очередь таких опасных, как собственно терроризм и захват заложников, захват воздушных судов и др., как проявление террористических действий, что побудило заключить для борьбы с ними многочисленные международные соглашения (конвенции).
Юридическая наука и практика не имеют однозначного подхода к определению понятия «преступления международного характера». Наиболее полное, на наш взгляд, определение дает профессор И. И. Карпец: «Преступления международного характера - это деяния, предусмотренные международными соглашениями (конвенциями), не относящиеся к преступлениям против человечества, но посягающие на нормальные отношения между государствами, наносящие ущерб мирному сотрудничеству в различных областях (экономических, социально-культурных, имущественных и т. п.) наказуемые либо согласно нормам, установленным в международных соглашениях (конвенциях), ратифицированных в установленном порядке, либо согласно нормам национального уголовного законодательства в соответствии с этими соглашениями».
Приведенное определение требует уточнения и дополнения. Международный характер этих преступлений, по мнению Ц. И. Карпеца, определяется тем, что они предусмотрены международными соглашениями и наносят ущерб в сфере международных отношений. Следует лишь подчеркнуть, что эти преступления обязательно предусмотрены и национальным уголовным законодательством, так как наказание за них применяется только в соответствии с национальным законом. Международный характер этих преступлений, вероятно, определяется не столько тем, что они наносят ущерб в сфере международных отношений, сколько тем, что это сложные уголовно-правовые отношения, возникающие в связи с «иностранным элементом», т. е. субъект преступления - «иностранный», субъект и объект преступления - на иностранной территории и, вообще, само деяние связано с нарушением нескольких правопорядков (двух и более: национального и международного), в силу чего и возникает проблема юрисдикции государств над преступлениями и преступниками. И, наконец, в определении преступления международного характера четко отграничиваются от преступлений против человечества и не показывается их сходство или родство с обычными уголовными преступлениями. А именно в этом, на наш взгляд, суть определения преступления международного характера и сущность сотрудничества на основе международных конвенций.
Преступления международного характера - сложные противоправные общественно опасные деяния, предусмотренные законодательством государств, посягающие на международный и национально-государственный правопорядок и наносящие ущерб (вред) государствам, международным организациям и их должностным лицам, физическим и юридическим лицам - их собственности, жизни, достоинству и другим человеческим ценностям, правам и свободам.
Захват заложника как самостоятельный вид международного преступления впервые был предусмотрен Международной конвенцией о борьбе с захватом заложников, принятой 17 декабря 1979 г. Генеральной Ассамблеей ООН. Однако ей предшествовали конвенции и международные договоры, касающиеся рабства, терроризма, захвата воздушных судов и других преступлений международного, характера.
Так, 25 сентября 1926 г. в Женеве была подписана Конвенция относительно рабства, в которую впоследствии были внесены дополнения. Источниками данной Конвенции явились следующие международные акты:
Генеральный акт Брюссельской Конференции 1889-90 гг.,в котором государства, подписавшие его, заявили о своем твердом намерении положить конец торговле невольниками в Африке.
Сен-Жерменская конвенция 1919 г., в которой государства,подписавшие ее, выразили свое намерение полностью ликвидировать рабство во всех его формах и торговлю невольниками на сушеи на море.
Доклад Временной Комиссии по Рабству, назначенной советом Лиги Наций 12 июня 1924 г.
Конвенция 1926 г. определяет рабство как «состояние или положение человека, над которым осуществляются атрибуты права собственности или некоторые из них. Торговля невольниками включает всякий акт захвата, приобретения или уступки человека с целью продажи его в рабство; всякий акт приобретения невольника с целью продажи его или обмена; всякий акт уступки путем продажи или обмена невольника, приобретенного с целью продажи или обмена, равно как и вообще всякий акт торговли или перевозки невольников».
Согласно Конвенции Договорившиеся стороны взяли обязательства:
предотвращать и пресекать торговлю невольниками, добиться отмены рабства во всех его формах, оказывать друг другу взаимное содействие для достижения уничтожения рабства и торговли невольниками и другие обязательства.
7 сентября 1956 г. была принята Дополнительная конвенция об упразднении рабства, работорговли и обычаев, сходных с рабством.
Первым правовым документом, в котором захват заложников (именно в этом словосочетании) назван преступным деянием, является Женевская конвенция о предупреждении и наказании терроризма 1937 г. Конвенция состоит из преамбулы и 29 статей, довольно полно и широко определяющих объект действия ее положений. В статьях Конвенции сформулировано понятие международного террористического акта, разработан механизм борьбы с терроризмом, установлена процедура введения Конвенции в действие и порядок применения ее на национальном и международном уровнях. Однако по юридическим и политическим причинам Конвенция не вступила в силу, но она имела и продолжает иметь значение в осуждении международного терроризма и признании его преступлением против международного права. Содержащиеся в ней определения были использованы позже при составлении проекта Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества. А захват заложников, наряду с захватом воздушных судов, актами насилия в отношении лиц, пользующихся международной защитой или дипломатическим иммунитетом, был назван одним из видов терроризма.
Увеличение числа преступлений, совершаемых на борту воздушного гражданского судна и против международных средств связи, прежде всего гражданской авиации, привело к заключению государствами Токийской конвенции о преступлениях и некоторых других действиях, совершенных на борту воздушного судна, 1963 г. В данной Конвенции речь идет о том, что государство, на территории которого находится предполагаемый преступник, немедленно производит предварительное расследование фактов, предпринимает также иные уголовно-процессуальные действия по выдаче. Вместе с тем отмечается, что за действия, предпринятые в соответствии с Конвенцией, ни командир воздушного судна, ни другой член экипажа, ни пассажир, ни владелец или эксплуатант воздушного судна, на лицо, от имени которого совершается полет, не несут ответственности ни при каком судебном разбирательстве по поводу обращения с| лицом, против которого такие действия были предприняты.
В 1970 г. принимается Гаагская конвенция о борьбе с незаконным захватом воздушных судов, положения которой предусматривают применение государством — участником соглашения относительно лица, совершившего «незаконный захват воздушного судна», суровых мер наказания (ст. 2). Конвенция не исключает осуществление любой уголовной юрисдикции в соответствии с национальным законодательством (п. 3 ст. 4). Согласно ст. 7 «договорившееся государство, на территории которого оказывается предполагаемый преступник, если оно не выдает его, обязано без каких-либо исключений и независимо оттого, совершено ли преступление на его территории, передать дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования. Эти органы принимают решение таким же образом, как и в случае любого обычного преступления серьезного характера в соответствии с законодательством этого государства».
1971 г. ознаменовался принятием Монреальской конвенции по борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности гражданской авиации. В ст. 7 Конвенции подтверждается обязанность государства, на территории которого находится предполагаемый преступник, передать дело своим компетентным органам для целей уголовного преследования.
Таким образом, рассматриваемые международные конвенции, дополняя друг друга, развивая важнейшие положения, касающиеся квалификации преступлений, совершаемых против гражданской авиации, осуществления принципа ответственности за соответствующие и другие деяния, создают определенную договорно-правовую основу сотрудничества государств в борьбе с одним из самых распространенных и опасных видов международного терроризма. Однако вплоть до 1988 г. за пределами международно-правового регулирования оставались ситуации, связанные с актами насилия, совершаемыми в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию. Этот пробел был восполнен принятием 1988 г. Протокола о борьбе с такого рода актами, дополняющего Монреальскую конвенцию. В Протоколе сказано, что «незаконные акты насилия, которые угрожают или могут угрожать безопасности Л(1ц в аэропортах, обслуживающих международную гражданскую авиацию, или которые ставят под угрозу безопасную эксплуатацию таких аэропортов, подрывают веру народов мира в безопасность в таких аэропортах и нарушают безопасную и упорядоченную деятельность гражданской авиации для всех государств. Наличие таких актов вызывает серьезную озабоченность международного сообщества, и в целях предотвращения таких актов имеется настоятельная необходимость обеспечить принятие соответствующих мер для наказания преступников».
Следующим многосторонним соглашением в области сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом является Конвенция о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов, одобренная в 1973 г. на 28-й сессии Генеральной Ассамблеи (так называемая Нью-Йоркская конвенция). Конвенция определяет, кто относится к лицам, пользующимся международной защитой, раскрывает понятия «предполагаемый преступник», «специальная защита». Статьи 4-11 Конвенции касаются системы мер, связанных с превенцией и обеспечением принципа обязательности наказания лиц, совершивших акты международного терроризма.
Подводя итоги рассмотрения Конвенции 1973 г., можно констатировать, что в ней использованы многие положения конвенций 1937 и 1971 годов. Вместе с тем, как и прежде, в Конвенции ставится вопрос только о терроризме лица (группы лиц) и его уголовной ответственности, но остается нерешенной проблема ответственности государства, если оно организовало или поощрило совершение акта международного терроризма.
10 ноября 1976 г. Комитет Министров Европейского Совета принял текст Европейской конвенции о борьбе с терроризмом, которая была подписана в январе 1977 г. и вступила в силу 4 августа 1978 г. Небольшая по объему (16 статей), она занимает особое положение среди других соглашений, касающихся проблемы сотрудничества государств в борьбе с международным терроризмом. Особенность Конвенции заключается в широком определении круга акций насилия, относящихся к террористическим. Это преступления против гражданской авиации и на борту ее, покушение на жизнь, здоровье и свободу лиц, имеющих право на международную защиту, захват заложников или произвольное лишение свободы человека, а также использование бомб, оружия в той мере, в какой это использование представляет опасность для лиц.
Кроме перечисленных конвенций о борьбе с различными видами преступлений, в том числе и захватом заложников, совершаемыми в мирное время, имеется ряд конвенций, запрещающих подобные преступления в военное время.
Так, в 1949 г. в Женеве были приняты четыре международные конвенции: Конвенция об улучшении участи раненых и больных в действующих армиях. Конвенция об улучшении участи раненых, больных и лиц, потерпевших кораблекрушение на море, из состава вооруженных сил; Конвенция об обращении с военнопленными и Конвенция о защите гражданского населения во время войны. А в 1977 г. к этим конвенциям были приняты Дополнительные протоколы.
Основополагающими нормами, общими для четырех Конвенций и Дополнительных протоколов, являются следующие. Во время вооруженного конфликта Конвенции и Протоколы применяются в

 

НАШИ КОНТАКТЫ

Skype: forstuds E-mail: [email protected]

ВРЕМЯ РАБОТЫ

Понедельник - пятница 9:00 - 18:00 (МСК)

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ