Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Курсовая Межполушарная ассиметрия мозга и интеллектуальная одаренность - Психология

  • Тема: Межполушарная ассиметрия мозга и интеллектуальная одаренность
  • Автор: Яна Файман
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: Психология
  • Страниц: 45
  • ВУЗ, город: Владивосток (ДВГУ)
  • Цена(руб.): 1500 рублей

altText

Выдержка

крытие межполушарной асимметрии мозга. Автору этого открытия - американскому исследователю Роджеру Сперри была присуждена Нобелевская премия за 1981 год в области медицины и физиологии. В последствии данная проблема получила свое развитие в многочисленных работах как советских, так и зарубежных ученых.
1.2. Современные представления о межполушарной ассиметрии мозга
Следует отметить, что в настоящее время проблема межполушарной асимметрии рассматривается как проблема функциональной специфичности полушарий, как проблема своеобразия того вклада, который вносит каждое полушарие в организацию любой психической функции. В этом принимает участие как левое, так и правое полушарие, но при этом каждое вносит свой специфический вклад. Эти представления строятся на нейропсихологической теории мозговой организации высших психических функций, сформулированной А.Р. Лурия.
Под межполушарной асимметрией (от греч. asymmetria - несоразмерность) понимается различное по характеру и неравное по значимости участие левого или правого полушария мозга в осуществлении психических функций.
Отметим, что такому подходу свойственны следующие положения:
- межполушарная асимметрия носит не глобальный, а парциальный характер. Выделяют моторные асимметрии (мануальную, ножную, оральную, глазодвигательную и т.д.), сенсорные (зрительную, слуховую, тактильную) и психические (асимметрия организации речи и других психических функций). В разных системах характер межполушарной асимметрии может быть неодинаков;
- каждая конкретная форма межполушарной ассиметрии отличается своей степенью, мерой выраженности. Можно говорить о сильной или слабой асимметрии;
- межполушарная асимметрия у взрослого человека есть продукт действия биосоциальных структур. Как показали исследования, проведенные на детях, основы функциональной специализации являются врожденными, но по мере развития ребенка происходит усовершенствование и усложнение механизмов межполушарной асимметрии и межполушарного взаимодействия.
Таким образом, подчеркнем, - что сегодня под межполушарной асимметрией понимается различное по характеру и неравное по значимости участие левого или правого полушария мозга в осуществлении психических функций. В настоящее время выявлены тонкие различия в способах переработки информации обоими полушариями. Однако, явление асимметрии далеко не однозначное: какими-то свойствами обладает только одно полушарие, другими - оба, но в разной степени, и все это находится в сложнейшей взаимозависимости и взаимодействии.
Полушария мозга и обработка информации
Итак, более чем вековая история анатомических, морфофункциональных, биохимических, нейрофизиологических и психофизиологических исследований асимметрии больших полушарий головного мозга у человека свидетельствует о существовании особого билатерального принципа построения и реализации таких важнейших функций мозга, как восприятие, внимание, память, мышление и речь.
Однако, стоит еще раз отметить, что результаты эти исследования приносили неоднозначные и даже противоречивые. Тем не менее как-то так получилось, что в научной, а затем и в популярной литературе стало укореняться несколько упрощенное представление, что различие между полушариями целиком определяется видом информации, которой полушария оперируют: левое - словами и другими условными знаками, а правое - образами и другими невербальными (несловесными) сигналами. В соответствии с этим основная деятельность левого полушария получила название логико-вербального мышления, а правого - пространственно-образного.
Но на деле столь четкого “разделения труда” между полушариями нет. Например, твердо установлено, что человек с одним правым полушарием способен понимать простую речь. Более того, работы лаборатории профессора Э.А. Костандова (Институт общей и судебной психиатрии МЗ СССР) показали, что правое полушарие у здоровых людей быстрее левого реагирует практически на любую информацию - и образную и словесную. Так, поэтическое творчество - это оперирование словами, а между тем оно грубо страдает при повреждении правого полушария.
С другой стороны, нет ни одного бесспорного аргумента в пользу неспособности левого полушария воспринимать образы. В частности, после рассечения “по Сперри” мозолистого тела, связывающего оба полушария, у одной трети исследуемых сохраняется способность рассказывать о сновидениях, которыми “заведует” правое. Но ведь после такой операции описывать словами можно только те психические процессы, которые происходят в левом полушарии. Нам остается только предположить, что сновидения в этом случае формируются именно в нем.
Музыка - это классический пример невербальной информации, тем не менее в ряде случаев ее звучание активизирует работу левого полушария. Правда, это происходит только у тех людей, которые не испытывают чувства полного “погружения” в стихию мелодий и звуков, не отдаются безраздельно этой стихии, а пытаются как бы анализировать воспринимаемое – “проверить алгеброй гармонию”. Иными словами, воспринимая “не свою” - невербальную информацию, левое полушарие “по привычке” пытается переработать ее так же, как обычно поступает со словами, цифрами и т. п.
Межполушарная асимметрия по-разному выражена и при чтении художественных и технических текстов. Хотя и в том и в другом случае происходит восприятие и переработка вербальной информации, но при чтении технических текстов больше активизируется левое полушарие, а при чтении художественных - правое. То есть они опять-таки “не забывают” своих основных функций.
Все эти факты свидетельствуют о том, что различие между полушариями мозга определяется не столько качественными особенностями воспринимаемого ими материала, сколько стратегией его переработки. В чем же состоит своеобразие этой стратегии?
Основной отличительной особенностью “правополушарного” - образного мышления считают способность целостно, в комплексе воспринимать предметы и явления, с одновременной и даже мгновенной обработкой многих, если не всех их параметров. А “левополушарное” мышление наделяют способностью к последовательной обработке информации, когда познание происходит ступенчато, шаг за шагом, и благодаря этому носит аналитический, а не синтетический характер. Иначе говоря, правое полушарие как бы сразу “схватывает” всю картину мира в целом, левое же формирует ее постепенно, из отдельных, тщательно изученных деталей.
Однако, как показал проведенный нами литературный анализ, в самое последнее время появились публикации, свидетельствующие о том, что способность к мгновенному “схватыванию” отнюдь не является исключительной привилегией правого полушария. Вот что показал, например, следующий эксперимент. Человеку поочередно, в левом и правом поле зрения (соответственно, в правое и левое полушария) показывали набор относительно простых знаков (букв или геометрических фигур) и просили как можно быстрее определить, все ли они одинаковы. Отличаться они могли каким-то одним конкретным признаком, как отличается, скажем, буква Т от буквы Г одним штрихом. Оказалось, что левое полушарие справляется с такими задачами не хуже, а порой даже лучше правого: при предъявлении информации в правое поле зрения, связанное только с левым полушарием, испытуемый давал правильные ответы быстрее, чем при таком же опыте с левым полем зрения, воспринимаемым правым полушарием.
Значит, левое полушарие в принципе способно одновременно воспринимать и оценивать несколько предъявляемых объектов. Но и здесь это удается только в тех случаях, когда задача, по существу, носит аналитический характер и объекты сравниваются лишь по нескольким признакам.
Если же сопоставление должно производиться не между отдельными конкретными и простыми признаками, а между сложными целостными образами, преимущество всегда оказывается на стороне правого полушария. Например, в тех случаях, когда нужно сравнить две фотографии человеческого лица или два художественных произведения. В таких случаях сопоставляются не отдельные признаки, а вся их совокупность, со всеми многочисленными взаимными связями, которые и создают единое художественное впечатление. Целостное восприятие одного предмета (монообъекта) ничего не добавляет к анализу - неважно, последовательному или одномоментному, но опирающемуся на ограниченное число свойств этого предмета. Совсем другое дело - целостность мозаики, калейдоскопической картинки, где каждый элемент интересен и сам по себе, и особенно во взаимоотношениях с другими элементами. Именно благодаря таким взаимоотношениям вся картина в целом воспринимается как многозначная.
Вот мы и подошли к основному, на наш взгляд, различию между двумя типами мышления. Оно сводится к принципам составления связного контекста из отдельных элементов информации. Левополушарное мышление из этих элементов создает однозначный контекст. То есть из всех бесчисленных связей между предметами и явлениями оно активно выбирает только некоторые, наиболее существенные для данной конкретной задачи. Так, например, слово “коса” может означать или форму женской прически, или участок суши, вдающийся в море, или сельскохозяйственное орудие. Даже такие простые и, по видимости, однозначные понятия, как “стол” или “стул”, могут иметь и другие значения (в диетологии “стол” - это отнюдь не предмет мебели). Ну, а в конкретном предложении слова приобретают единственно нужное в данном случае значение. Именно в таком создании однозначно понимаемого контекста и состоит, на наш взгляд, стратегия левополушарного мышления. При этом совершенно не обязательно, чтобы использовались именно слова. Это могут быть и любые другие условные знаки. Так, специалисты, говорящие на разных языках, совершенно однозначно прочитывают инженерные схемы или географические карты и даже обсуждают свои проблемы на языке математики. Более того, даже образы могут быть использованы для формирования однозначного контекста. Мы прекрасно знаем плакаты и “художественные” полотна, легко поддающиеся однозначной трактовке и пересказу.
На противоположных принципах основана стратегия правополушарного мышления. Оно создает многозначный контекст, благодаря одновременному схватыванию практически всех признаков и связей одного или многих явлений. Если логико-знаковое мышление формирует модель мира, удобную для анализа, но в чем-то условную и ограниченную, то образное мышление создает новой и полнокровный, натуральный образ мира. Отдельные свойства, грани образов взаимодействуют друг с другом сразу в нескольких “смысловых плоскостях”, что, собственно, и создает эффект многозначности.
Самым простым и общеизвестным примером образного мышления являются сновидения. Каждый из нас знает по собственному опыту, что сколь угодно подробный пересказ сюжета сновидений не в силах приобщить слушателя к тем сильным и сложным переживаниям, которые испытывал рассказчик во время “просмотра” сна. Да и сам он чувствует, что словами невозможно передать то основное, что делало сновидение таким интересным и значительным. А дело-то в том, что в пересказе невольно приходится ограничиваться лишь отдельными связями между событиями и действующими лицами сна, тогда как в ходе “представления” они соединены гораздо большим числом самых неожиданных уз. И если отдельные предметы, события или персонажи в сновидениях представляются столь многозначительными, символическими и даже загадочными, то только потому, что они существуют не сами по себе, а в сложных сочетаниях с другими элементами сновидений. Впрочем, некоторые сновидения могут быть, по-видимому, организованы и по законам однозначного контекста - именно такие сохраняются в левом полушарии после рассечения межполушарных связей.
Другим широко известным примером активности правополушарного мышления является творчество - и в искусстве и в науке. Мы постоянно чувствуем, что не можем без серьезных потерь передать другому всю гамму впечатлений, вызванных картиной, симфонией или стихотворением. Тот общепризнанный факт, что произведения искусства не поддаются исчерпывающему анализу и безоговорочной интерпретации, а суть их не сводится к формальной сюжетной основе, как раз и отражает роль многозначного контекста. Поэтому можно считать оправданными попытки сопоставлять сновидения с художественным творчеством. В основе обоих феноменов лежит возможность организовать многозначный контекст, но подчинены они разным задачам: творчество создает основу для самовыражения художника, а сновидения позволяют разрешать внутренние конфликты, сохраняют психологическую устойчивость субъекта и восстанавливают поисковую активность.
Для научного творчества, то есть для преодоления традиционных представлений, для обнаружения новых закономерностей или нового подхода к уже известным фактам, также необходимо восприятие мира во всей его целостности. Вот почему способность к организации многозначного контекста является как бы общим знаменателем любого вида творчества, независимо от его направленности и конкретного содержания.
Для определения творческих способностей психологи часто используют так называемый тест Гилфорда. Суть его в следующем: человеку предлагают назвать все вообразимые способы применения какого-нибудь предмета (например, из домашнего обихода), не смущаясь и самыми невероятными, самыми эксцентричными предложениями. Чем больше вариантов предлагает испытуемый, чем больше среди них нетривиальных, тем выше оцениваются его творческие возможности. Результаты тестирования подтверждаются действительными достижениями выдающихся личностей.
Между тем нетрудно заметить, что этим тестом выявляют способность преодолевать ограничения, создаваемые однозначным контекстом - выполняя тест, человек должен отказаться от привычных представлений и попытаться обнаружить множественные связи между предметами взамен привычных единичных.
Другой способ оценки (определения) творческих способностей состоит в том, что испытуемым предлагают составить парные словесные ассоциации. При этом люди с высоким творческим потенциалом чаще называют антонимы, чем синонимы, то есть они легче ассоциируют те или иные понятия с противоположными по значению, чем со сходными. Это означает, что они способны видеть предметы и явления в более широком контексте и готовы к одновременному постижению не одной, а нескольких идей или сторон явления.

Рис. 1. На рисунке условно показано характерное различие стратегии мышления обоих полушарий мозга. Из случайного набора деталей левое полушарие строит четкий ряд геометрических фигур, наводит порядок в их расположении. Правое полушарие из тех же деталей придумывает некий целостный образ, в котором каждый элемент наделен внутренней или видимой связью с другими.
Такова концепция фундаментальных различий между лево- и правополушарной стратегией переработки информации. Надо сказать, что она важна и сама по себе, а кроме того, открывает новые возможности для объяснения некоторых физиологических закономерностей работы мозга. Например, последние достижения в нейронауках свидетельствуют о том, что межполушарная асимметрия вносит существенный вклад в проявление высокого интеллекта человека.
Таким образом, суммируя все вышеизложенное, следует подчеркнуть, - на сегодняшний день имеется большое количество данных о неравнозначности деятельности левого и правого полушарий головного мозга человека. Это касается не только анатомических и физиологических особенностей каждого из них, но и психологических проявлений. В процессе взаимодействия полушариям присущ определенный функциональный антагонизм: активация одного из них сопровождается некоторым функциональным угнетением другого, и наоборот - подавление одного активирует другое – контралатеральное. В то же время функции полушарий дополняют друг друга. Благодаря этому при поражении одного из полушарий, например при инсультах, функциональный дефицит компенсируется с помощью симметричных структур другого полушария. Сладовательно, можно говорить о наличии двух различных принципов функционирования правого и левого полушарий. Левое полушарие действует по дискретному принципу, осуществляя дробление и анализ поступающей информации. Структуры же правого полушария, функционально организованные по голографическому принципу, выполняют главным образом суммацию, сопоставление и синтез поступающей информации. Соответственно левое полушарие является ведущим в осуществлении процессов абстрактной, символической интеллектуальной деятельности. Правое же - доминирует в реализации конкретно-образного мышления и эмоциональной деятельности. Концепция фундаментальных различий между лево- и правополушарной стратегией переработки информации важна и сама по себе, а кроме того, открывает новые возможности для объяснения некоторых физиологических закономерностей работы мозга. Например, последние достижения в нейронауках свидетельствуют о том, что межполушарная асимметрия вносит существенный вклад в проявление высокого интеллекта человека.
ГЛАВА II. ПРОБЛЕМА МЕЖПОЛУШАРНОЙ АССИМЕТРИИ МОЗГА И ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНОЙ ОДАРЕННОСТИ
2.1. Проблема межполушарной ассиметрии мозга и интеллектуальной одаренности в работах отечественных и зарубежных исследователей
Необходимо заметить, что несмотря на актуальность проблемы межполушарной асимметрии и активную исследовательскую работу, многие ее аспекты еще не достаточно хорошо изучены. Так, например, еще недостаточно разработана проблема межполушарной асиметрии мозга и интеллектуальной одаренности, хотя исследования в этой области активно ведутся многими учеными. Изучением данной проблемы занимались: О.С. Адрианов, П. Бехан, В.Л. Бианки, М.У. О’Бойл, В.А. Геодакян, Н. Гешвинд, Е.И. Горошко, Р.К. Гур, В.В. Иванов, Дж. Леви, Дж. Стенли, Е.Б. Филиппова, Ан.А. Фингелькурц и Ал.А. Фингелькурц, Г.Д. Хомская и многие др.
Отметим, что особую ценность для нас представляют работы Ан.А. Фингелькурц и Ал.А. Фингелькурц.
Итак, проведенный нами анализ работ ученых (Горошко Е.И. “Функциональная асимметрия мозга, язык, пол: Аналитический обзор”, Ефимова И.Е., Хамская Г.Д. “Межполушарная асимметрия функций и вегетативная регуляция при интеллектуальной деятельности”, Фингелькурц Ан.А. Фингелькурц Ал.А. “Межполушарная асимметрия мозга, интеллектуальная одаренность и близнецы” и др.) показал, что на основании интеграции литературных и собственных данных, эти ученые выдвигают гипотезу, согласно которой монозиготные (далее МЗ) близнецы-мальчики, вследствие специфики своего пренатального развития (высокая концентрация тестостерона), рождаются с биологической базой высокого интеллекта (показателем чего предположительно является доминантное вовлечение в текущую деятельность правой фронтальной области). Однако феноменологически одаренность МЗ близнецов не наблюдается в силу неблагоприятных социально-психологических условий их раннего постнатального развития, которые, гиперкомпенсируют полученную во время эмбрионального развития потенциальную основу высокого интеллекта.
Ан.А. Фингелькурц и Ал.А. Фингелькурц в своей работе “Межполушарная асимметрия мозга, интеллектуальная одаренность и близнецы” отмечают, что в ряде, проведенных ими эксперименов, они получили данные, свидетельствующие о минимальном вовлечении (или полном невовлечении) левой фронтальной области коры головного мозга испытуемых в процесс операциональной синхронизации в разнородных (от спокойного бодрствования до когнитивных нагрузок) функциональных состояниях (далее ФС). Более того, применение другой методологии и методических приемов также выявляло повышенную “заинтересованность” правой фронтальной коры в отличие от левой, которая оставалась незадействованной в текущей информационно-аналитической деятельности.
Заметим, что оценка ФС фронтальных зон имеет большое значение, так как в свете последних данных синтез двух видов информации - текущей и извлекаемой из памяти, - создающий основу для возникновения субъективного переживания, происходит во фронтальной коре. Как известно, на основании результатов изучения нейронной активности фронтальной коры у животных во время обучения и воспроизведения выработанных рефлексов, а также данных, полученных при обследовании человека методами ЭЭГ, ПЭТ и МЭГ именно лобным областям коры головного мозга отводится определяющая роль в механизмах обеспечения и регуляции р

 

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ