Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Курсовая Восприятие политичекого режима населением - Психология

  • Тема: Восприятие политичекого режима населением
  • Автор: Юлия
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: Психология
  • Страниц: 26
  • ВУЗ, город: Москва
  • Цена(руб.): 1500 рублей

altText

Выдержка

сти в России.
Система представлений личности о политике – это конфигурация идей и установок, в которой они находятся в функциональной взаимозависимости и которая являет собой умственное видение картины мира с вероятными причинно-следственными связями. В такой системе немаловажна роль установок, что опосредуют внешние стимулы, идущие от ситуации, и внутренние стимулы, определяемые потребностями личности. В повседневной жизни при оценке деятельности власти в целом установки создают предрасположенность к тому, что одни аспекты этой деятельности замечены, а другие – проигнорированы (оценка личностных качеств политика нередко отделяется от суждений о его политике или взглядах).
В структуре самой установки есть три компонента: когнитивный, эмоциональный и поведенческий. Когнитивная составляющая предполагает у личности предварительные знания, интерес к политике. Ею объясняется индивидуальный отбор информации по тем политикам, о которых человек уже осведомлен и к которым приковано его внимание. Эмоциональное отношение к политическому объекту (нравится – не нравится, приятно – неприятно), как правило, предшествует критическому осмыслению такой информации. Роль эмоционального компонента возрастает, если действия объектов установки или развитие ситуации затрагивают личные потребности и интересы людей (президентские выборы, когда вместе с главой государства определяется тип развития страны, что прямо касается частной жизни людей. Наконец, поведенческая составляющая – это готовность к действию, например, осознанное намерение проголосовать за того или иного кандидата.
Другой важный элемент системы представлений – убеждения как более интериоризированный тип установки, своего рода стержень личности. Идеологические убеждения играют особенную роль в нашей стране, где по ним можно судить о политических взглядах и электоральном выборе человека. Ассоциирование политика с некоей идейной платформой может и добавить ему «очков» (у сторонников), и отнять их (у противников данной идеологии).
Самобытная характеристика современного восприятия власти в России – это выраженная противоречивость политического сознания ее типичного жителя. В нем сосуществуют противоположные и взаимоисключающие ориентации: сочетание желания перемен со страхом перед ними, готовность к компромиссу и нетерпимость, потребность в свободе и привычка к покорности, чувство экономической вольницы и требования социального урегулирования. На уровне установки это проявляется в рассогласовании ее когнитивного, эмоционального и поведенческого компонентов – люди симпатизируют одному политику, доверяют другому, а голосуют за третьего. Причин такого разноречивого восприятия лидеров и власти в целом несколько: например, непоследовательные сигналы, посылаемые политиком аудитории, или дисфункция самой политической системы, затрудняющая передачу ценностей (прежде всего официальных), на основе которых граждане формируют свой образ власти. При кризисе резко возрастает желание людей освободиться от напряжения, обусловленного стремлением хоть что-то понять в текущей политике, потому и актуализируется иррациональный компонент сознания.
Источником противоречий и усиления иррациональности видения власти нередко становится и сам воспринимающий субъект (индивид). Из психоанализа хорошо известно, что люди вытесняют в бессознательное конфликтные или травмирующие переживания и представления. Боязнь авторитарного родителя может трансформироваться в своеобразную любовь, точно так же страх перед сверхвластным политиком вытесняется в бессознательное, превращаясь в его обожание или резкое неприятие.
Итак, субъективные компоненты восприятия власти во многом предопределяют личностную структуру ее образа. Выше было показано, что представления о власти опосредованы всем комплексом индивидуально-психологических черт воспринимающего субъекта: человек рассматривает политический мир сквозь призму своих личностных особенностей, мотивов, потребностей и установок. Впрочем, нельзя пренебрегать и влиянием (в разной степени) на процесс восприятия остальных трех групп факторов (объектных, процессуальных и ситуативных).





Глава 2. Презентация политического режима и его восприятие гражданами
Согласно многочисленным социологическим исследованиям в нашем общественном мнении слабо различаются механизмы и функции власти, институты власти, роли и действия конкретных лиц (лидеров), наделенных властью. Большинство исследователей отмечает, что с середины XIX в. вопрос о власти был одним из ключевых в российской политике. По сравнению с ним все проблемы взаимоотношений между различными социальными группами или идеологическими постулатами неизменно отходили на второй план. В какой-то степени это говорит о слабой политической дифференциации общества, об отсутствии горизонтальных связей, где главной опорой оставалась властная вертикаль. Во многом такая структура власти связывалась со сложившимися условиями, как со слишком большой протяженностью страны, так и со склонностью населения к анархизму, именно этими двумя причинами российские философы Н.А. Бердяев, Н.О. Лосский объясняли формирование жесткой сильной и порой авторитарной власти. По мысли В.В. Розанова в трудные времена великорусский народ, прежде всего, принимался за восстановление царской власти. А отсутствие у власти такой характеристики, как сила всегда воспринималась как недостаток. Скорее всего, сильная, даже в какой-то степени авторитарная власть является одним из архетипов российской менталитета. Если мы попробуем перенести эту теоретическую модель на ситуацию конца 90-х XIX - начала ХХ века, то увидим, что власть обвиняют в слабости не только обычные люди, но и политики. О существовании в России комплекса власти говорил и бывший президент Ельцин. Так, в «Записках президента» он отмечал, что в России всегда существовал комплекс власти: «Власть всегда воспринималась как образ какой-то невероятной, тотальной силы, настолько устрашающей и несокрушимой, что даже сама мысль о попытках переворота, путча, мятежа казалась достаточно абсурдной. Власть может рухнуть только сама собой».
При всем при этом между властью и народом в России складывались непростые отношения. В 1990-е годы «разгосударствливание» (термин Ю. Левады) советского человека, усиление его ориентации на сферу частного существования скорее не нейтрализует, а наоборот активизирует потребность в социальной опеке. В результате увеличивается спрос на социальные гарантии и усиливается ностальгия по доперестроичным временам. Если использовать психологическую теорию Э. Берна, то сложившаяся система отношений между властью и гражданами напоминает взаимоотношения «взрослый» - «ребенок», где государство должно обеспечить работой, выплатами и т.п.
Многие исследователи считают, что по отношению к власти сложились две противоположных друг другу системы установок. С одной стороны, это установка на то, чтобы избавится от опеки государства, а с другой (и вероятно такие установки встречаются чаще), это ожидание от власти помощи и заботы.
Если в советский период деятельность власти не подлежала сомнению, то первые же опросы постсоветского периода показали резко негативное отношение, как к власти, так и к ее институтам. Больше всего в ответах респондентов встречаются обвинения власти в том, что она слабая и не может выполнить своих функций по отношению к населению. Более половины россиян, в конце 1990-х годов характеризуют политическую ситуацию, как «безвластие и анархию».
Еще одной чертой современной власти называют ее отчужденность, т.е. люди не ощущают себя ответственными ни за действия своего правительства, ни за происходящее в стране. Причем любопытно, что по данным как ФОМа, так и ВЦИОМа, восприятие современной власти как «чужой» и «далекой» противопоставляется образу «своей» власти, «при которой простым людям жилось лучше всего», которая ассоциируется у граждан (независимо от возраста) с брежневским застоем.
В одном из исследований Шестопал было выявлено, что отношение к власти как к «чужой» характерно и для политиков-законадателей, которые считали, что от них ничего не зависит, и они сами не очень ощущали свою ответственность за развитие политической ситуации в нашей стране. Возможно, это связано именно с тем, что исполнительная власть в силу сложившейся ситуации действительно имеет больше рычагов влияния.
Чего же люди хотят от власти? Используя теорию потребностей Маслоу, в указанном исследовании выяснено, что в требованиях к власти ведущей была потребность в безопасности, которая набирала 65,2 %. Власть респонденты воспринимали как нерешительную, неподконтрольную народу, бессильную перед преступившими закон, и, следовательно, неспособную защитить их, а к тому же не имеющую представления о том, по какому пути будет развиваться страна дальше.
Большинство наблюдателей отмечает, что с конца 1999 г., (а особенно с марта 2000), с того момента, как Путин стал президентом, начинает меняться политическая ситуация, меняются правила политической игры. Изменения, как политической ситуации, так и институционального дизайна, приводят к изменению взаимоотношений власти и населения, восприятия самой власти и ее институтов. Уже несколько лет исследователи пытаются ответить на вопрос, с чем же связан такой высокий рейтинг президента, почему период правления Ельцина, который традиционно связывался у социологов с эрой недоверия всем ветвям власти, сменился.
В конце 2000 на кафедре политической психологии философского факультета МГУ им. М.В. Ломоносова под руководством Е.Б. Шестопал было проведено исследование, главной задачей которого стал анализ отношения людей к власти, попытка понять с кем они ее ассоциируют и почему, выяснить различается ли отношение к власти в эпоху Ельцина с властью эпохи Путина. По многим критериям, власть воспринимается также, за исключением одного существенного - власть стала восприниматься «сильной».
Еще одно отличие современного периода - произошло существенное обеднение политического поля, причем как на институциональном, так и на личностном уровнях. Если в эпоху Ельцина влиятельными политическими институтами, кроме президента и его администрации, респонденты называли обе палаты Государственной Думы, партии, губернаторов и т.п., то в конце 2000 и в 2001 году, кроме Президента и Администрации президента и редко - губернатора, в этом перечне ничего не осталось. Такие же изменения коснулись и «персонального» уровня. Так, если раньше политический процесс в России напоминал некий «сериал», где взаимодействовало большое количество политических лидеров (ну что стоит, например, взаимодействие Ельцина и Зюганова, Немцова и Жириновского и т.п.), то в сегодняшней России, используя лексику бывшего президента В.В. Путина, произошла «зачистка» политического поля, и мы видим в массовом сознании доминирование одного Героя. Политика начинает носить более закрытый характер.
Если обобщить представления об образах власти, можно отметить, что власть воспринимается эмоционально, а не рационально. С одной стороны, она выглядит достаточно непривлекательной, пассивной, нединамичной и очень далекой от интересов простых людей. С другой - сильной, агрессивной и вызывающей чувство страха.
Одной из главных претензий к власти на современном этапе является ее неопределенность и размытость, причем на бессознательном уровне это выражено сильнее, гражданам не совсем понятно не только куда она стремится, но и что она из себя представляет. Теневой и закрытый характер власти вызывает у граждан чувство опасения. Кроме того, на подсознательном уровне большинство граждан страны испытывают настороженность перед силой, мощью власти, которая может быть направлена против граждан, тем более что власть (по мнению большинства респондентов) отражает лишь интересы тех или иных политиков, и очень отдалена от простых людей.



















Глава 3. Восприятие населением образа политика как персонификации политического режима
Оценки восприятия образа политического лидера являются объектом сложной и противоречивой природы. Данные, полученные в результате изучения образов политиков, нуждаются в многослойной интерпретации, они представляют собой некий срез, на котором отражены самые разные социальные феномены. Этим данным можно найти место в различных исследовательских контекстах, таких как изучение установок, стереотипов массового сознания, анализ политической культуры или, например, дискурс-анализ процесса политических коммуникаций. Вместе с тем, эти данные могут быть полезным источником информации для исследования проблемы личности политического лидера и занять определенное место в его психологическом портрете.
В психологической науке в процессе изучения образов политических деятелей возник спор о методологии этих исследований. Так, часть ученых предлагала ориентироваться при составлении психологической характеристики того или иного деятеля ориентироваться на отзывы о нем приближенных лиц. Вместе с тем, такой подход содержит в себе и очевидный недостаток: никто и никогда не сможет поручиться за то, что тот образ, который мы обнаруживаем в таком случае в сознании наших респондентов, является «подлинным». Иначе говоря, те качества политического лидера, которые приписываются ему обществом, могут иметь источник в сознательно вырабатываемых политтехнологами программах, которые предлагаются избирателю и могут быть обозначены как «имидж» кандидата. Ни для кого не секрет, что мастерство политтехнолога как раз и состоит в умении сделать образ своего клиента более привлекательным, чем он есть на самом деле. Казалось бы, что из этого следует то, что, если мы хотим знать самое главное о личности политика, мы должны, прежде всего, отказаться от использования подобных «вторичных» источников и сосредоточить наше внимание на материалах, в которых личность лидера отражена «как таковая», то есть без искажений, диктуемых пиаровскими соображениями и электоральными интересами. Психологическая наука дает исследователю множество возможностей для изучения истинных, аутентичных в психологическом смысле, характеристик личности. В самом деле, любой политик, прежде всего, человек и у него гораздо больше общего с простым обывателем, чем отличного. Любому политику свойственны все те же психические свойства и состояния, его психика может быть проанализирована через особенности его памяти, мышления, восприятия, воображения, интуиции и т. д. Но, если мы сделаем акцент на подобном подходе, то мы неизбежно столкнемся с двумя фундаментальными проблемами. Первая состоит в том, что все многообразие психологических методов изучения личности предназначено для непосредственной работы с объектом, который часто выступает в роли пациента. Мы могли бы многое узнать о политике, если бы он согласился нарисовать для нас несуществующее животное, или если бы он согласился прилечь на кушетку психоаналитика, или подвергнуться гипнотическому воздействию. Если бы все эти возможности были нам предоставлены, мы могли бы с уверенностью (при этом нужно учитывать то, что эти данные нуждаются в интерпретациях, которые у разных экспертов могут отличаться) сказать, например, правы или неправы респонденты, когда приписывают личности этого политика, то или иное качество или характеристику.
Сущность второй проблемы состоит в том, что, даже затратив массу сил и энергии на выяснение интересующих нас особенностей психики политического лидера и добившись на этом пути относительных успехов, мы все равно можем оказаться ни с чем. Внутренний мир любого человека удивительно богат и с трудом поддается систематизации, при этом вряд ли будет ошибочным утверждение о том, что в личности есть нечто такое, что нам вовсе не обязательно знать, если объектом нашего интереса является политический лидер. Вместе с тем, несомненно, что при определенных обстоятельствах определенные качества и характеристики личности могут становиться политически значимыми факторами, поэтому исследователь должен подходить к изучению личности политического лидера с четким осознанием того, какие именно ее стороны актуальны для политики. Для адекватного ответа на поставленный вопрос необходимо обратиться к рассмотрению феномена политики как таковой. Политика обычно связывается с государственным управлением, главной функцией политического лидера считается принятие решений, от которых зависит многое в жизни общества. Если мы отталкиваемся от этого понимания политики, то вопрос о психологическом изучении личности лидера становится особенно актуальным. На первый план выходит вопрос о «весе»: как много в действительности зависит от индивидуального политического актора, выполняющего определенную роль в политической системе. Различные исследователи характеризуют размер влияния личности с различной степенью оптимизма или пессимизма. Наиболее взвешенным представляется подход Ф. Гринстайна, который выделяет ряд факторов, наличие которых в характеристиках роли политического лидера, увеличивает вероятность того, что его личные качества окажут влияние на ход политического процесса. Несомненно, такой подход к пониманию феномена политики оправдан и рационален. Но вместе с тем, он не является универсальным и не вмещает в себя множество явлений, с которыми мы сталкиваемся и которые считаем по своей природе политическими. Кроме того, представляется, что такое понимание политики актуально для изучения прежде всего «трансформирующего» лидерства. Этот тип лидерства предполагает, что от принятия решений тем или иным политиком непосредственно зависит ход важных социальных процессов, то есть, это такое лидерство, которое способно изменять, трансформировать общество. Противоположный тип характеризуется как «трансактное» лидерство и предполагает, что выполнение субъектом своих ролевых предписаний и обязанностей укладывается в четкие и устойчивые рамки, которые не дают обилия возможностей для проявления своей индивидуальности. Другими словами, в обычных условиях государственная машина работает тихо и незаметно, что делает любого, пусть даже самого влиятельного индивидуального актора, обезличенной частью механизма, осуществляющего управление. Именно к первому типу принадлежит лидерство в современной России, а также, например, в наиболее близких ей в культурном, историческом и прочих отношениях государствах - Украине и Белоруссии.
При изучении особенности восприятия личности политика можно использовать два подхода. Если мы изучаем личность как субъекта политики, понимая под последней процесс управления и принятия решений, то нас должен интересовать не столько «имидж», сколько «личность как таковая».
Такое понимание личности в данном случае позволит нам видеть индивидуально-психологические детерминанты политических решений. Но, если мы пытаемся рассмотреть личность политика как элемент политического сознания, объект его отражения, то нам потребуется иная концепция, иное понимание того, что такое личность в политике. Подобно тому, как личность возникает в результате развития индивида, «политическая личность» формируется как продукт трансформации «личности как таковой» в результате участия субъекта в политической деятельности. Таким образом, сущность «политической личности» непрерывно трансформируется под влиянием того поля деятельности, в которую она оказывается включенной.
Очевидно, что «политическую личность» нужно поместить как бы между «личностью как таковой» и «имиджем», в соответствии с тем, что она является феноменом особой реальности общественного сознания, отличной как от собственно психологической реальности, выраженной в «личности как таковой», так и от сферы избирательных технологий. По своей природе политическая личность, несомненно, является образом, т.е. неким идеальным конструктом, формирование которого проходит как результат процесса отражения в общественном сознании «личности как таковой». Это означает, что в том ряду образов, которые составляют сущность «политической личности», нет ничего такого, чего нет в «личности как таковой». Люди наблюдают за политиками, оценивают их по собственным критериям, обращают внимание на одни аспекты их личности и игнорируют другие. Так,
например, внешность политического лидера может быть или не быть важно

 

НАШИ КОНТАКТЫ

Skype: forstuds E-mail: [email protected]

ВРЕМЯ РАБОТЫ

Понедельник - пятница 9:00 - 18:00 (МСК)

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ