Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Дипломная Усыновление российских детей иностранными гражданами - Семейное право

  • Тема: Усыновление российских детей иностранными гражданами
  • Автор: Харина Светлана
  • Тип работы: Дипломная
  • Предмет: Семейное право
  • Страниц: 59
  • ВУЗ, город: Современный московский институт
  • Цена(руб.): 3000 рублей

altText

Выдержка

онодательством, отражающим объективные закономерности общественного развития. Следовательно, при выборе способа охраны детства ребенка, лишенного родительского попечения, важно видеть перспективу его развития с учетом современных достижений в области детской психологии, физиологии и других наук.
Закрепив приоритет семейного воспитания в законе (ст. 20 Конвенции ООН о правах ребенка [15]; п. 3 ст. 1, ст. 123 СК РФ), государство обязано обеспечить его реализацию.
Статья 20 Конвенции ООН о правах ребенка, ст. 123 СК РФ гласят, что устройство ребенка, оставшегося без попечения родителей, в семью - приоритетная форма его воспитания.
Российское законодательство называет усыновление в качестве приоритетной формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей, по отношению к опеке и попечительству, приемной семье.
Изучение семейно-правовой литературы позволяет сделать вывод о неоднозначном понятии усыновления. КоБС РСФСР не содержал легального определения понятия усыновления. Более того, толкование его норм не позволяло четко ответить на вопрос, что такое усыновление. В учебной литературе советского периода усыновление чаще всего именовали как акт усыновления. В науке семейного права не было глубоких исследований и, следовательно, четких аргументов и выводов о содержании понятия усыновления. Если оценивать выводы советских ученых с современных теоретических позиций, то можно сказать, что усыновление понималось, во-первых, как юридический факт ("акт усыновления"), во-вторых, как институт семейного права и, в-третьих, как правоотношение [36, 86]. Безусловно, усыновление можно рассматривать в таком смысле и в настоящее время, но дело в том, что советские ученые проводили различие между этими понятиями по правовой природе составляющих их явлений. Полагаем, что такой подход к определению усыновления отличался односторонностью, отсутствием комплексного исследования такого многогранного, многозначного явления, как усыновление. Более того, представляется, что не может быть единственного понятия усыновления в принципе, поскольку в нем невозможно отразить все аспекты и многообразную правовую природу.
Действующий СК РФ также не дает единого легального определения усыновления, и это правильно.
Вместе с тем законодатель ввел принципиально новые понятия, обозначенные терминами "формы воспитания" детей, оставшихся без попечения родителей (разд. VI СК РФ), и "формы устройства" детей, оставшихся без попечения родителей (ст. 121, 123, 124 СК РФ). Анализ законодательных актов субъектов РФ позволяет сделать вывод о том, что нет четких критериев между понятиями "форма устройства" и "форма воспитания" ребенка. Обусловлено это тем, что нормы СК РФ являются неточными, некорректными, не разграничивают эти понятия и термины, что как следствие приводит к неопределенности на практике. Так, в частности, в Законе Пермской области от 21 ноября 2000 г. "О патронатном воспитании" используются такие термины, как "патронатное воспитание" и "социальный патронат" [31]. По смыслу этого Закона, патронатное воспитание - это "форма устройства ребенка, находящегося на попечении органа опеки и попечительства, на воспитание в семью патронатного воспитателя при сохранении обязанностей опекуна, попечителя в отношении ребенка у органа опеки и попечительства". Таким образом, патронатное воспитание является такой формой устройства, в рамках которой сочетаются элементы опеки и попечительства и собственно патронатного воспитания, т.е. оно включает в себя функции двух форм устройства детей, оставшихся без попечения родителей.
Социальный патронат определяется в упомянутом Законе как "помощь органов опеки и попечительства, уполномоченной службы, учреждения семье по обеспечению прав и законных интересов ребенка, нуждающегося в государственной защите". Представляется, что такое определение является неточным, поскольку оно отражает лишь административные функции органов, призванных защищать права и интересы ребенка. Однако формулировка "социальный патронат" не содержит юридических критериев, позволяющих определить правовую природу этого явления. В том виде, в каком сформулированы эти понятия, можно говорить только о том, что законодатель создает новые, комплексные формы, так называемые гибриды, включающие в себя не только семейные, но и другие функции.
По смыслу СК РФ, усыновление в настоящее время должно рассматриваться как одна из форм воспитания и одновременно как приоритетная форма устройства ребенка, оставшегося без попечения родителей (ст. 124 СК РФ) [52, 35].
Вопрос о соотношении понятий "формы воспитания" и "формы устройства" детей, оставшихся без попечения родителей, в семейно-правовой литературе не рассматривается. Действующее законодательство восприняло только одно из вышеупомянутых понятий, а именно "форма устройства". Поэтому вопрос о наполнении понятия "форма воспитания", о соотношении его с понятием "форма устройства" не только нуждается в обсуждении, но и требует решения на законодательном уровне. В частности, в других отраслях права (административном, гражданско-процессуальном), использующих только понятие "форма устройства", потребности в теоретическом осмыслении соотношения этих понятий не возникает. С позиции теории семейного права можно было бы предложить два варианта названия разд. VI СК РФ: первый - "Правовые формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей", второй - "Правовое регулирование отношений по устройству детей, оставшихся без попечения родителей". Систематическое толкование норм СК РФ не оставляет сомнений в том, что законодатель рассматривает форму воспитания как родовое понятие по отношению к форме устройства, т.е. форма устройства есть элемент формы воспитания. Очевидно, что усыновление, будучи приоритетной формой устройства детей, оставшихся без попечения родителей, естественно, является одной из форм воспитания.
В теории семейного права сложилось понятие «международного усыновления» [50]. В данное понятие ученые-правоведы вкладывают особенности субъектов усыновления, страны усыновляемого, т.е. иностранный элемент. Как указывает Косова О., «под международным усыновлением понимается возникновение правоотношений по усыновлению с участием иностранных граждан» [47].
Итак, о понятии усыновления можно говорить в следующих смыслах:
1) усыновление - форма воспитания детей в семье усыновителя, при которой обеспечиваются условия жизни, равные с условиями жизни родных детей. В этом понятии акцентируется внимание на конечной цели - обеспечение ребенку в чужой семье условий, отвечающих той бытовой, психологической, духовной близости, которая существует в родных семьях;
2) усыновление как форма устройства детей, оставшихся без попечения родителей, - это способ определения юридической судьбы ребенка посредством деятельности государственных, муниципальных органов власти, а также суда, направленный на его устройство в семью усыновителей для воспитания;
3) усыновление - юридический факт, устанавливаемый в судебном порядке и порождающий возникновение комплекса правоотношений, аналогичных по содержанию с родительскими;
4) усыновление - сложная система правоотношений, различных по правовой природе, в которой усыновитель и усыновленный состоят в правоотношениях как между собой, так и с третьими лицами;
5) усыновление - комплексный институт законодательства, содержащий нормы различной отраслевой принадлежности, направленные на регулирование отношений по усыновлению, а также отношений между усыновителем, усыновленным и третьими лицами.
Представляется, что единого понятия усыновления быть не может, поскольку невозможно отразить многоаспектную правовую природу этого явления. Вместе с тем действующее законодательство (разд. VI СК РФ) придает правовое значение усыновлению прежде всего как форме воспитания ребенка, оставшегося без попечения родителей.


§ 1.2 Нормативная основа для международного усыновления
Сегодня количество детей, нуждающихся в семье, составляет примерно 800 тыс. При этом в России наблюдается тенденция к преимущественному усыновлению сирот иностранцами, а не российскими гражданами. Поэтому государство не может безучастно относиться к ситуации, сложившейся вокруг международного усыновления [69].
Повышенный интерес к усыновлению детей иностранными гражданами обусловлен причинами как объективного, так и субъективного характера. Одной из объективных причин является то, что международное усыновление превалирует над российским, иначе говоря, иностранцы стали больше усыновлять наших детей. По информации различных ведомств, занимающихся учетом детей, оставшихся без попечения родителей, в 2005 г. иностранцы усыновили 9419 детей, а российские граждане - 7350. Более того, за последние 10 лет было вывезено 45 тыс. российских детей гражданами США, Канады, Италии и представителями других стран [58].
Действующее законодательство предусматривает возможность усыновления российских детей иностранными гражданами только при соблюдении ряда условий. Такие условия сформулированы в нормах как международного, так и российского права.
Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся усыновления детей на международном уровне, утвержденная Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН от 3 декабря 1986 г. [16], и ст. 21 Конвенции ООН о правах ребенка предусматривают, что усыновление в другой стране может рассматриваться лишь в качестве альтернативного способа ухода за ребенком при соблюдении двух условий.
Первое - если ребенок не может быть передан на воспитание (помещен в семью) в своей стране. Второе - если обеспечение подходящего ухода для ребенка является невозможным в стране происхождения.
Пункт 4 ст. 124 СК РФ содержит правило о том, что усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможность передать этих детей на воспитание в семьи граждан РФ, постоянно проживающих на территории РФ, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников.
Нетрудно заметить, что п. 4 ст. 124 СК РФ не содержит условия относительно обеспечения ребенку "подходящего ухода", более того, в законе нет и определения самого этого понятия. Следуя логике законодателя, учитывая приоритет международного закона над российским, суд, прежде чем принять решение об усыновлении, должен выяснить, осуществлялся ли такой уход за ребенком в детском учреждении или нет. Если такой уход имел место, то в усыновлении ребенка иностранным гражданам должно быть отказано. Однако на практике суды, рассматривающие дела об усыновлении, часто принимают решения формально, не вникая в содержание этих норм.
Вместе с тем на учете в федеральном банке данных состоит 280 тыс. детей, которые могут быть переданы на устройство в семью, и около 5 тыс. наших граждан, желающих усыновить ребенка.
Имеются желающие усыновить ребенка в нашей стране, но этого не происходит, т.к. имеются причины, мешающие этому процессу.
К объективным причинам относится также и несовершенство российского семейного законодательства в целом, в частности института усыновления. Это проявляется в принятии противоречивых нормативных предписаний по отдельным вопросам усыновления; довольно уязвимым оказался механизм реализации норм об усыновлении. Практика показала, что отсутствие надлежащего контроля со стороны органов опеки и попечительства за процедурой учета в журналах приводит к сознательному "затягиванию" предоставления любой информации о детях потенциальным усыновителям. Другими словами, механизм настроен на "удовлетворение" интересов иностранных усыновителей, как наиболее "привлекательных клиентов". Несмотря на закрепленный в законе приоритет российских усыновителей, фактически иностранцы сейчас пользуются определенными "привилегиями" при усыновлении по сравнению с российскими гражданами.
Субъективные причины сводятся к личной заинтересованности некоторых чиновников в передаче информации о ребенке, подлежащем усыновлению, заинтересованным лицам на возмездной основе, т.е. коррупции.
Согласно ст. 121 СК РФ, "органы опеки и попечительства выявляют детей, оставшихся без попечения родителей, ведут учет таких детей и, исходя из конкретных обстоятельств утраты попечения родителей, избирают формы устройства детей, оставшихся без попечения родителей". Поэтому процедура усыновления в России невозможна без активной помощи сотрудников органов опеки и попечительства, которые должны в инициативном порядке искать ребенку подходящую семью. Однако на практике их деятельность малоэффективна, во многих органах опеки нет специалистов по охране детства. Вместе с тем иностранные граждане не испытывают каких-либо трудностей с оказанием им помощи со стороны сотрудников при усыновлении. Достаточно того, что на территории нашей страны работает около 100, а по неофициальным данным - 220 иностранных агентств, которые оказывают всестороннюю помощь иностранцам при усыновлении наших детей. Их деятельность небезупречна с точки зрения действующего законодательства [55].
В частности, иностранные агентства, занимающиеся на территории России вопросами усыновления, должны иметь аккредитацию, т.е. официальное разрешение на занятие этой деятельностью. На практике ситуация с их аккредитацией осложнена тем, что не решен вопрос о переаккредитации агентств и они продолжают свою работу без разрешения, а значит, не решен вопрос об их ответственности.
Так, в период с 2003 по 2005 г. на рассмотрение Омского областного суда были представлены документы на усыновление агентствами, которые не имели аккредитации. Более того, случаи убийства наших детей за границей подтверждают, что процедурой усыновления занимались агентства, не имеющие аккредитации, т.е. их деятельность являлась незаконной. Так, семья Мэтью из США совершила непредумышленное убийство усыновленного ими ребенка из России. Ребенок был закрыт в неотапливаемом подвале, откуда бежал, переохладился и скончался в больнице. Супруги получили наказание в виде тюремного заключения сроком на 15 лет [55].
Другой случай убийства усыновленного ребенка из России тоже произошел в Америке. 9 ноября 2005 г. американке Пегги Сью Хилт официально предъявлено обвинение в преднамеренном убийстве приемной дочери из России Виктории Баженовой. Ей грозит 40 лет тюрьмы. До удочерения Вика жила в Иркутском доме ребенка N 1, куда она попала после того, как от нее отказалась мать. Через год девочку забрала супружеская пара из Америки, штат Вирджиния, Пегги и Кристофер Хилт. Они дали ей новое имя - Нина. А в июле 2005 г. Вика умерла, как показала экспертиза, от одного или нескольких ударов в брюшную полость. В убийстве созналась приемная мать ребенка [56].
Случаи убийства наших детей за границей, факты жестокого обращения с ними обусловлены отсутствием эффективного механизма контроля за судьбой детей, а также уклонением организаций от предоставления отчетов об условиях жизни и воспитания детей, переданных на усыновление иностранным гражданам. Так, например, посольство Германии на поставленные Россией вопросы ответило, что предоставление подобной информации от усыновителей в принудительном порядке невозможно. Аналогичная ситуация складывается у России с Испанией. Поэтому судьба многих российских детей остается неизвестной.
На сегодняшний день фактически нет действенных мер, направленных на осуществление надзора в отношении усыновленных детей иностранными гражданами. Обусловлено это тем, что усыновленный ребенок становится гражданином того государства, гражданами которого являются его усыновители. Поэтому официальные власти страны проживания ребенка не обязаны предоставлять в принудительном порядке какие-либо отчеты, они могут сделать это только добровольно, по собственной инициативе. Однако у усыновленного ребенка сохраняется и российское гражданство, поэтому наше государство имеет право интересоваться судьбой своего гражданина.
Принятие законопроекта, предусматривающего представление отчетов в обязательном порядке, не сможет гарантировать безопасность усыновленным детям во всех случаях. Тогда функция контроля со стороны Минобрнауки РФ, по существу, превратится в простую формальность. Очевидно, что необходимы другие, более конкретные меры для реального контроля за иностранным усыновлением.
Практика свидетельствует, что и наличие аккредитации у агентства не является достаточной гарантией законности его деятельности. Так, одним из камней преткновения, объясняющим отрицательное отношение к иностранным агентствам в России, является высокий уровень дохода от оказания ими услуг, которые по закону должны предоставляться на безвозмездной основе.
Фактически усыновление российских детей иностранцами превратилось в высокодоходный бизнес. В свое время, 30 июня 2004 г., в Государственной Думе ФС РФ проводился Круглый стол по борьбе с коррупцией, на котором было отмечено, что в нашей стране фактически создан криминальный синдикат по экспорту детей, объемы которого будут только увеличиваться.
Трагедия заключается в том, что для многих чиновников благое дело превратилось в подпольный прибыльный бизнес: вознаграждение за усыновление ребенка варьируется от 15 до 80 тыс. дол. США. Возникает вопрос, какие профессиональные гонорары может получить агентство за посреднические услуги по подбору детей, если, согласно Федеральному закону "О государственном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей", информация о детях предоставляется лично гражданину, желающему усыновить ребенка, на безвозмездной основе. Кроме того, законом предусмотрены конкретные сроки постановки на учет детей, по истечении которых они могут быть переданы на усыновление (ст. 124 СК РФ). Дети могут быть переданы на усыновление иностранным гражданам по истечении восьми месяцев с момента регистрации информации о ребенке, в течение этого времени органы опеки и попечительства обязаны вести активный поиск российской семьи для ребенка [65, 6].
Очевидно, что в таких условиях говорить о реализации "приоритета", преимущества, при всех прочих равных условиях, российских граждан перед иностранцами при усыновлении ребенка не приходится. Тем не менее необходимо принимать все возможные меры для изменения сложившейся практики международного усыновления. Для решения этой задачи, как ни парадоксально, необходимо упорядочить процедуру усыновления внутри нашей страны, в частности оценить условия усыновления для российских усыновителей.
С одной стороны, государственная социальная политика направлена на сокращение количества детских учреждений и развитие семейных форм устройства детей. С другой - часто сами родители нарушают права своих детей, поэтому нахождение ребенка в семье не всегда отвечает его законным интересам.
Таким образом, действующее законодательство предусматривает возможность усыновления российских детей иностранными гражданами только при соблюдении ряда условий, которые сформулированы в нормах как международного, так и российского права. Такими нормативными актами являются: Декларация о социальных и правовых принципах, касающихся усыновления детей на международном уровне, Конвенция ООН о правах ребенка, Семейный кодекс РФ. Выявленные нормы несовершенного законодательства об усыновлении указывают на то, что необходимо принять на законодательном уровне более действенные меры по усыновлению детей российскими гражданами, сделав усыновление детей иностранцами как исключительную меру, а не общепринятую.



Глава 2 ОСОБЕННОСТИ УСЫНОВЛЕНИЯ РОССИЙСКИХ ДЕТЕЙ ИНОСТРАННЫМИ ГРАЖДАНАМИ
§ 2.1 Система и стадии усыновления российских детей иностранными гражданами
На основании ст. 125 СК РФ усыновление (удочерение) ребенка - гражданина РФ производится в судебном порядке. Как отмечает Л.М. Пчелинцева [62, 64], судебный порядок усыновления соответствует Конституции РФ, общепризнанным принципам и нормам международного права, международным договорам Российской Федерации, мировой практике усыновления детей и в наибольшей степени отвечает интересам ребенка, является гарантией соблюдения его прав и законных интересов. Юридическим основанием возникновения правоотношений между усыновителями и усыновленным ребенком является вступившее в законную силу решение суда. Но вынесение судом решения являетс

 

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ