Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Курсовая Отношения Молдавии со странами Балканского полуострова посе Распада Совецкого Союза - История

  • Тема: Отношения Молдавии со странами Балканского полуострова посе Распада Совецкого Союза
  • Автор: Юлия
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: История
  • Страниц: 28
  • ВУЗ, город: МГИМО
  • Цена(руб.): 1500 рублей

altText

Выдержка

и, а к участию в самих мероприятиях (гордо именуемых встречами с избирателями) привлекались главным образом не достигшая избирательного возраста люмпенизированная молодежь и представители маргинальных кругов, стремящиеся подработать либо получить бесплатно раздававшиеся продукты. Между тем, лидер мажоритарной парламентской фракции ПКРМ В.Степанюк озвучил официальную позицию молдавского руководства, заявив в интервью национальному телевидению, что организаторами беспорядков выступают представители национального меньшинства – румын, которых, согласно последним социологическим опросам, в стране насчитывается не более 7% [6, с. 76].
Более тесное конструктивное сотрудничество с Румынией, как потенциальным членом Европейского Союза, по мнению молдавского руководства, возможно на основе сближения с демократическими силами, ненационалистического, нереваншистского толка, чему способствует неоднородность румынского политического спектра. Между двумя странами в целом существует взаимопонимание по вопросу о придании более прагматического характера двусторонним связям, однако молдавская сторона полагает, что пора окончательно преодолеть сложившееся за Прутом отношение к Молдавии как ко второму румынскому государству. Ставится задача - перейти на качественно новые взаимоотношения, подразумевающие новый менталитет. Для придания импульса развитию новых отношений с Бухарестом на основе прагматизма и долгосрочного подхода, в частности, предлагается набирать дипломатов в посольство в Бухаресте по принципу преданности интересам Молдавии [1, с. 74].
С началом реализация поставленной задачи связано наблюдаемое в последнее время очередное охлаждение в молдавско-румынских отношениях. Обеспокоенное провокационными выступлениями прорумынских сил, молдавское правительство сделало ряд резких заявлений в адрес своих запрутских коллег. Последовал обмен «любезностями», кульминацией которого стало выдворение военного атташе Посольства Румынии в Кишиневе (уличенного молдавскими спецслужбами в подозрительных контактах с организаторами беспорядков).
Осложнению политических отношений между двумя странами сопутствует деградация экономических связей.
20 мая 2002 года, выполняя обязательства перед Европейским Союзом, Румыния приостановила импорт мясо-молочной продукции из Молдавии, который составляет более 15% молдавского экспорта в Румынию, а ежегодный объем экспорта на этом сегменте достигает $6-10 млн. Молдавский министр иностранных дел Н.Дудэу немедленно с трибуны парламента назвал данную меру политической.
После 1997 года, когда был зарегистрирован пик торгового обмена между двумя берегами Прута, эти отношения находились в постоянном кризисе. В 2001 году молдавский экспорт в Румынию составлял лишь 64,8% от уровня 1997 года, а импорт Молдавии из Румынии - 78,2%. Объем торгового обмена с Румынией сократился на 16,8 процентов - до $130,5 млн., а дефицит торгового баланса, хотя и сильно уменьшился, составил $52,5 млн.
На этом фоне торговля между двумя соседними государствами продолжает сокращаться. Румыния, которая 5-6 лет назад занимала третье место в списке партнеров Республики Молдавия, после первого квартала 2002 г. года спустилась на шестую позицию среди стран, в которые Молдавия экспортирует товары и услуги и, соответственно, на четвертое место среди стран, из которых она импортирует.
В январе-марте 2002 г. объем экспорта Республики Молдавия в Румынию уменьшился на 29,1% по сравнению с соответствующим периодом прошлого года, а импорт из Румынии сократился на 37,4% [9, с. 93]. Это самое значительное сокращение за последние пять лет, зарегистрированное за столь короткий отрезок времени. Последние официальные данные свидетельствуют о том, что на третьей позиции в списке торговых партнеров Республики Молдавии, традиционно занимаемой Румынией, все уютнее устраивается Беларусь.
Культурные и образовательные связи между двумя странами традиционно сильны. Румыния продолжает активную деятельность в этой области, сохраняя влияние на значительную часть молодежи, интеллигенции и некоторые средства массовой информации Молдавии. Однако и здесь сказывается стремление молдавского руководства вести независимую политику, направленную на укрепление молдавской государственности. Летом 2002 г. на переговорах по подписанию двустороннего протокола о сотрудничестве в образовательной сфере на 2002-2003 учебный год Министерство образования Молдавии выразило несогласие с предложенным румынскими коллегами вариантом, по которому для выпускников молдавских лицеев Румыния предоставляет 1000 стипендий на обучение в своих вузах. Состоялось несколько раундов переговоров, на которых молдавская сторона последовательно настаивала на том, чтобы большая часть румынских стипендий была зарезервирована за гражданами республики Молдавия, закончившими лицеи в Румынии.
Согласно новой официальной позиции молдавского образовательного ведомства, во избежание «утечки мозгов» и для укрепления национальной системы высшего образования молдавским выпускникам должны предоставляться стипендии в отечественных вузах. В итоге в обход подписания двустороннего соглашения Румыния пошла на односторонние меры, объявив свободный конкурс на получение стипендий своих высших учебных заведений, к участию в котором «на общих началах», приглашаются и молдавские выпускники.
Добавила напряженности в двусторонних отношениях и экспансия на территории Молдавии Митрополии Бесарабии, канонически подчиняющейся Румынской Православной Церкви. Несмотря на нежелание молдавского правительства регистрировать эту религиозную структуру, прорумынские силы добились при помощи европейских институтов узаконивания Митрополии Бесарабии.
Пожалуй, важнейшей экономической проблемой Молдавии является энергетическая. По состоянию на конец 1999 г. республика потребляла ежесуточно до 10 млн.квт/ч энергии, что составляло лишь треть от необходимого. Проблема с поставщиками, в частности, Румынией, на которую приходилось до 20 % поставок энергии, так и не была до конца урегулирована. На конец 1999 г. сумма долга по энергии составляла более 200 млн. леев (около 15 млн. долл.). Экономический кризис 1998 г. свел на нет начавшиеся процессы стабилизации и некоторого роста экономики (прирост ВНП 1.3 % в 1997 г.). Основная составляющая внешнего долга – энергетическая, поскольку Молдавия на 90 % зависит от импортируемых энергетических ресурсов, потребность в которых эквивалентна 5 млн. т. угля в год. Эти процессы происходят на фоне масштабной деиндустриализации Молдавии (за период с 1992 по 1998 г. доля машиностроения в ВНП сократилась с 14.8 % до 8 %) и роста теневой экономики (36 % ВНП в 1998 г.), что еще больше закрепляет зависимость молдавской экономики от российских энергоносителей.
Несмотря на все усилия диверсифицировать внешнеторговые связи, главным торговым партнером Молдавии остается Россия, на которую приходится более 70 % молдавского экспорта, в то время как на ту же Румынию – около 7 %.
В условиях сложившейся в настоящее время обстановки нельзя не отметить очередную вспышку внутреннего конфликта в Молдавии.
Глава молдавского государства расценил беспорядки в стране как попытку государственного переворота и обвинил Румынию в нагнетании обстановки. Посол Румынии в Молдавии объявлен персоной нон-грата.
Протесты оппозиции переросли в массовые беспорядки в Кишиневе. Молдавская оппозиция недовольна итогами прошедших выборов в парламент, на которых победила компартия. Некоторые демонстранты пришли на митинг с румынскими флагами и требовали присоединения Молдавии к Румынии.
3. ФАКТОРЫ, СДЕРЖИВАЮЩИЕ ПРОЦЕСС ОБЪЕДИНЕНИЯ
РУМЫНИИ И МОЛДАВИИ
Пожалуй, главным структурирующим фактором в отношениях Молдавии с «западным миром» является огромная по молдавским масштабам задолженность государства перед внешними кредиторами.
После 1991 года Республика Молдова оказалась в такой ситуации, когда пришлось выбирать не инвестиционные проекты или программы, внедрение которых позволило бы остановить экономический спад, а фонды для поддержки платежного баланса, покрытия бюджетного дефицита или приобретения зерна в условиях, когда один засушливый год следовал за другим.
В докладе миссии Всемирного Банка, побывавшей в Кишиневе в апреле-мае 1998 года, отмечалось: «Аккумулирование долгов является недавним феноменом для Молдовы, которая не имела внешних долгов к моменту получения независимости. С 1991 года, рост внешнего долга приобрел угрожающие темпы. Его общая сумма в долларах выросла на 330% в период с конца 1993 до конца 1997 гг. при общем годовом росте в 44%, тем самым удельный вес долга в ВВП увеличился с 20% в 1993 г. до 58% в 1997 г. Соотношение между выплатами на обслуживание внешнего долга и внешним долгом имело еще более радикальную тенденцию, увеличившись с $2 млн. в конце 1993 года до около $126 млн. в 1997 году, при общем годовом проценте роста равным 123%».
Данные Национального Банка Молдавии [3, с. 190] показывают, что долг перед МВФ к концу III квартала 2001 года составлял $153,53 млн., Всемирным Банком -$317,06 млн.; США - $60,46 млн.; Россией - $91,69 млн.; Японией - 27,24 млн.; Европейским Союзом - $46,77 млн., срочные государственные облигации - $165 млн., долги, взятые под гарантию правительства у ЕБРР - $64,35 млн. и т.д.
В 2002 г. отмечается еще более удручающая ситуация. Общая сумма внешних долгов, в том числе за импортированный природный газ составляет $1,910 млрд. (из которых $1,536 млрд. - долги правобережных районов Днестра), что составляет 154% по отношению к ВВП. Внешняя задолженность в 1,5 раз превышает стоимость всех материальных благ и услуг, производимых внутри страны за год. Только плата за обслуживание внешнего долга должна была достичь в 2002 г. $200 млн., что составляет 75% доходной части государственного бюджета. Если бы Парижский клуб не пошел на очередную реструктуризацию, возможно, вдобавок к существующим проблемам стране пришлось бы переживать последствия экономического дефолта.
Разумеется, случай Молдавии не уникален. Главная заслуживающая внимания черта молдавской задолженности – отсутствие реальных возможностей ее погашения даже в обозримой перспективе. На фоне заявлений о стремлении в единую Европу «долговая игла» становится мощным рычагом давления на молдавские власти.
Слабость молдавского государства перед лицом западных кредиторов стала в очередной раз очевидна в 2002 г., когда власти страны были вынуждены подчиниться рекомендациям ПАСЕ, некоторые положения которых противоречили не только проводимому правительством курсу, но и интересам страны. Это не удивительно, если учесть, что само молдавское государство в первой половине 2002 г. столкнулось с глубоким политическим кризисом в связи с протестами оппозиции в Кишинёве и оказалось на пороге банкротства вследствие своих обязательств платить по долгам западным кредиторам. ПАСЕ фактически поддержало молдавскую оппозицию, порекомендовав в своей резолюции от 24 апреля 2002 г. провести разгосударствление молдавского телевидения и радиовещания, отказаться от реформы органов местного самоуправления и зарегистрировать Митрополию Бессарабии.
Особенно драматично развивались события вокруг регистрации Митрополии Бесарабии. Молдаване – православный народ, среди которого количество практикующих верующих очень велико, а религиозные праздники празднуются с большим размахом, чем любые другие. Поэтому Молдавская Митрополия является единственной в Молдавии силой, способной организовать массовые шествия, сопоставимые с оппозиционными. Между тем, Румынский Патриархат не пользуется популярностью даже среди этнических молдаван из-за своей крайне экуменической позиции и заигрывания с Ватиканом.
5 июня 2002 г. Митрополит Кишиневский и Всея Молдовы Владимир специально встретился с президентом В.Ворониным, чтобы обсудить сложившуюся ситуацию. После встречи Митрополит Владимир выразил надежду на то, что президент Молдавии «поступит так, как просит этого наша Православная Церковь, как просят наши верующие, как просят наши священнослужители… Они просят одного: не регистрировать Бессарабскую митрополию» [3, с. 198].
Несмотря на все обстоятельства, под давлением европейских структур в закон о культах были внесены необходимые поправки, и 25 июля 2002 г. Митрополия Бесарабии получила официальное признание.
В свете вышесказанного трудноосуществимым может оказаться и желание Молдавии участвовать в ЕврАзЭС. Через неделю после получения Молдавией статуса наблюдателя при этой организации, Посол Германии в Молдове М.Зикерик заявил, что «молдавские власти должны взвесить, насколько совместимы их намерения вступить в Евразийское сообщество с заявлениями о стремлении к евроинтеграции».
На тяготение молдавской политической элиты к Западу накладывается и традиционно сильное румынское влияние.
Уже в самом начале 90-х гг., практически сразу после распада СССР и провозглашения Молдавией независимости, одной из основных стратегических задач внешней политики Румынии было провозглашено «воссоединение с Бессарабией». По этой же причине румынская дипломатия постоянно настаивала на осуждении в тексте готовившегося двустороннего румыно-молдавского договора пакта Молотов-Риббентроп и его последствий, а также на присутствии формулировок «два румынских государства» и «экономическая, культурная и духовная интеграция» между ними. Требование румынской стороны осудить пакт Молотов-Риббентроп присутствовало и в ходе работы над российско-румынским договором.
Идея воссоединения с Румынией имеет поддержку и в самой Молдавии. Большинством молдавских сторонников объединения с Румынией движет не только стремление объединить в едином государстве два народа, имеющих общий язык и культуру. Просто Румыния, по сравнению с Молдовой продвинулась гораздо дальше на пути интеграции в европейские и евроатлантические структуры и теперь выступает в роли своеобразного «магнита». В данном случае многие питают надежды путем присоединения к Румынии войти в единое европейское экономическое пространство и непосредственно приобщиться к благам, прежде всего, экономическим, западной цивилизации. И эта «карта» активно разыгрывается Бухарестом, при этом не только в отношении Молдавии, но и соседей Румынии вообще. Так, во время визита на Украину еще в ноябре 2001 г. румынский министр иностранных дел Мирча Джоанэ заявил, что Румыния скоро станет членом НАТО и ЕС и поэтому готова стать «мостом» для интеграции в европейские структуры для всех стран Восточной Европы, включая и Украину [7, с. 306]
В Молдавии, конечно, постоянно отслеживали процесс интеграции Румынии в евроатлантические структуры, что потенциально способствует «охлаждению» и молдавско-российских отношений. Чем ближе Румыния к НАТО и ЕС, тем активнее и молдавские сторонники объединения с Румынией.
На настоящий момент все-таки главной проблемой, объективно сдерживающей реализацию планов объединения с Румынией является экономический фактор, одинаково актуальный как для Молдавии, так и Румынии. Для Молдавии даже ассоциированное членство в ЕС – весьма туманная перспектива, не говоря уже о полноправном членстве. До соответствия основным экономическим и политико-правовым критериям, предъявляемым Евросоюзом к потенциальным кандидатам на настоящий момент далеко даже таким государствам, как Венгрия, Польша и Чехия, не говоря о Румынии и Болгарии.
Состояние экономики Молдовы, ее зависимость от внешних поставщиков энергоносителей сближает ее как раз не с румынской, а с российской экономикой. Румыния, которая итак значительно «не дотягивает» до экономических критериев вступления в ЕС и компенсирует экономическую слабость активной дипломатической деятельностью совершенно ни к чему дополнительный груз в виде экономики Молдовы.
На сегодняшний день официальный Бухарест категорически отказывается от приписываемых ему претензий на повторение «исторического воссоединения» с Молдавией. Дело в том, что румынские власти очень боятся создания прецедента пересмотра послевоенных границ, определенных между Румынией и Молдавией по Парижскому договору 1947 г. Именно эта боязнь определила уклончивую позицию Бухареста по поводу Косовского кризиса и обсуждаемой в связи с ним возможностью отделения этого края от Югославии. Подобный прецедент, как и в случае с молдавской границей, мог бы повлечь за собой и очень деликатный вопрос о румыно-венгерской границе. Тем более, что об этом напомнили и сами венгры, когда во время торжеств по случаю 25-летия Хельсинского заключительного акта был распространен меморандум Всемирной федерации венгров, где прямо указывалось, что подпись Венгрии под этим актом – это гарантия от любой попытки насильственного изменения существующих границ в Европе.
Несмотря на официальные заявления румынской стороны, вопрос о пересмотре границ и проблема Приднестровья продолжает подниматься многими политическими лидерами Румынии. Нельзя сказать, что эта проблема возникла только в последнее десятилетие, инициированная распадом СССР. Проблема территориальных претензий России и Румынии насчитывает уже почти две сотни лет, просто в период существования единой социалистической системы она на государственном уровне не обсуждалась (справедливости ради следует заметить, что даже в советские годы шел активный «неофициальный» спор российских и румынских историков на тему Молдавии, что выразилось в огромном количестве научных публикаций на данную тему). После распада СССР и самоопределения Молдовы проблема Приднестровья стала одной из ключевых в системе взаимоотношений Россия - Молдова - Румыния. Несмотря на то, что статус Приднестровья перестал носить столь острый характер, как это было в период 1991 – 1993 гг., многим политическим силам в Румынии и Молдавии невыгодно полное урегулирование этого вопроса [7, с. 319].
При этом дальнейшее развитие интеграционных устремлений и Румынии, и Молдавии в европейские и евроатлантические структуры может только осложнить ситуацию. Конечно, требования, предъявляемые как ЕС, так и НАТО к новым кандидатам на первый взгляд могут способствовать форсированию процесса урегулирования приднестровской проблемы, так как эти организации не желают вместе с новыми членами импортировать их территориальные и национальные проблемы. Так, именно благодаря стремлению в НАТО Румыния форсировала подписание мирных договоров с Венгрией, Украиной и Болгарией, формально решивших все казалось бы неразрешимые многолетние проблемы отношений с соседями. Другим важнейшим пунктом, по которому позиции России и Румынии совпадают – это принцип нерушимости границ при разрешении конфликтов. Единая позиция двух стран по этому вопросу была вызвана опасениями создания прецедента в случае отделения Косово от Югославии.
Однако, не стоит забывать, что для ускорения интеграции та же Румыния в условиях отставания экономических преобразований разыграла политическую карту в период Косовского кризиса, пытаясь доказать свою стратегическую значимость (для НАТО – своего стратегического положения, для ЕС – как «полюса стабильности» в регионе). По аналогии с Румынией в Молдавии может быть разыграна политическая, а не экономическая карта интеграции, а главным козырем в этой игре может стать Приднестровье. Именно поэтому Бухаресту на пути в евроатлантические организации и не было выгодно окончательное урегулирование Приднестровской проблемы.
О том, что отношения с Россией часто используются румынской стороной в качестве политической карты, особенно накануне выборов как предвыборный фактор, служит заявление одного из главных претендентов на пост президента Румынии И.Илиеску незадолго до президентских выборов. Тогда он выступил в американской газете «Вашингтон пост» с заявлением, в котором призывал США «не давать русским возможность вернуться на Юго-Восток Европы», имея в виду участие российских миротворческих сил в урегулировании после Косовского кризиса. Ссылаясь на историческое прошлое, И.Илиеску отмечал, что роль России на Балканах всегда сводилась только к преследованию собственных интересов – доминированию и эксплуатации. И уже потом, после президентских выборов это заявление несколько раз было фактически дезавуировано самим И.Илиеску в ряде официальных заявлений и публикаций, где подчеркивалось, что в мае 1999 г. он

 

НАШИ КОНТАКТЫ

Skype: forstuds E-mail: [email protected]

ВРЕМЯ РАБОТЫ

Понедельник - пятница 9:00 - 18:00 (МСК)

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ