Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Курсовая Колониальная политика европейских государств в конце 18 - начале 19 века: направления, методы, противоречия - Геополитика

  • Тема: Колониальная политика европейских государств в конце 18 - начале 19 века: направления, методы, противоречия
  • Автор: Юлия
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: Геополитика
  • Страниц: 25
  • ВУЗ, город: не указан
  • Цена(руб.): 1500 рублей

altText

Выдержка

гатой, лишь при условии вырастания народного капитала и народного дохода, при успешном развитии торговли, промышленности и мореплавания. Таким образом колониальная политика Англии в эпоху войн с Францией находится в теснейшей связи с ее финансами.
2.3 Колониальная политика Испании

К началу 19 века испанская колониальная система состояла из вице- королевств – Новой Испании (Мексики), Перу, Новой Гранады, Ла-Платы, и генерал-капитанств – Гватемалы, Венесуэлы, Чили Кубы. В ходе завоеваний большая часть местного населения была истреблена и в колонии стали ввозить негров-рабов. Экономическая жизнь колоний была подчинена интересам метрополии, местное население было подвергнуто дискриминации, все высшие должности занимали выходцы из Испании. На протяжении 16-18 вв. в этих странах не прекращались восстания. Начавшее развитие капиталистических отношений, а так же успех войны за независимость в США, Великой Французской революции, Революции негров-рабов в Сан-Доминго, приведшей к независимости страны, способствовало пробуждению национального самосознания. Однако непосредственным толчком к освободительному движению послужили события в самой Испании. Кризис испанской колониальной системы, начавшийся в последней четверти XVIII в. еще более обострился к концу XIX в. Французская революция и наполеоновские войны ограничили торговые связи колоний с метрополией и способствовали углублению кризиса, Испания оказалась вовлеченной в разорительные войны с Англией, а также разгром испанского флота в битве при Трафальгаре, почти полностью прервали связи Испании с колониями. В период войн и начало XIX века Испания оказалась неспособной сохранять экономический и политический контроль над своими колониями.
Существенный урон плантационному хозяйству нанесло сокращение работорговли в результате Французской революции и наполеоновских войн.
Кроме экономических были и социальные противоречия. Креольские плантаторы и владельцы рудников окончательно лишились возможность легально сбывать свою продукцию за границу и покупать промышленные товары; резко выросла контрабандная торговля с Англией. В последнем десятилетии XVIII наблюдался рост оппозиционных настроений среди креолов. Наиболее влиятельной социальной силой креольского движения стали помещики и интеллигенция. Буржуазные элементы были еще слабы; они были представлены выросшей торговой буржуазией, которая разбогатела на посреднической торговле с метрополией и на контрабанде. Эти слои буржуазии были тесно связаны с креольскими плантаторами и латифундистами.
Большое влияние на формирование идеологии креольских революционеров оказались Война за независимость североамериканских колоний и Великая Французская революция. В испанских колониях были широко распространены произведения французских просветителей, отклик находили идеи равенства и народного суверенитета. По всей испанской Америке возникали тайные креольские организации, ставившие своей целью подготовку заговора и свержение испанского колониального гнета. Наиболее полное выражение революционные настроения креолов того времени нашли в деятельности Франциско Миранды – одного из руководителей освободительного движения в Венесуэле. [9, стр 36]
В начале XIX в. дало трещину испанское господство над латиноамериканскими колониями, завоеванными в предшествовавшие 300 лет. Кризис колониальной системы, связанный с глубокими социальными противоречиями, усугублялся сложной политической ситуацией в самой Испании. Пытаясь спасти империю, Бурбоны вводили повышенное налогообложение и запрещали колониям вести внешнюю торговлю, чем вызывали недовольство креольских латифундистов. Действовала специальная директива, разрешавшая производить в вице-королевствах только те товары, которые не производились в самой Испании. Вывоз мексиканского серебра и сырья для карминового красителя производился на крайне невыгодных для колонии условиях: взамен метрополия предоставляла дешевые товары первой необходимости.
Неурожай 1809−10 гг. ухудшил ситуацию: в городах Новой Испании и Венесуэллы сформировалась прослойка «раскрестьяненных» безработных из народа. Поводы для недовольства испанской политикой были практически у всех слоев населения. Даже католическое духовенство — традиционная опора монархии — было затронуто законом, передававшим преступников из этого слоя под юрисдикцию светского суда, что роняло авторитет церкви.
Стимулом для освободительной войны служили успех североамериканской Войны за независимость, Французская революция и, особенно, признание независимости Сан-Доминго (государства Гаити) в 1804 г. Главный же толчок дала революция в Испании — пленение короля Фердинанда VII, открывавшее креольским латифундистам возможности для интриг. Основные события первого этапа войны за независимость испанских колоний происходили в Новой Испании и Венесуэле. Для обоих движений характерны революционные стремления креолов, однако они существенно различаются по своему социальному содержанию.
Первый этап войны за независимость испанских колоний не увенчался успехом, но наглядно продемонстрировал кризис испанского господства и непрочность колониальной империи. Масштабы революционно-демократических движений свидетельствуют о постепенном формировании национальных интересов, которые впоследствии лягут в основу второго этапа войн за независимость. В целом ситуация в испанских колониях отвечает сепаратистским тенденциям и достижениям других государств: США, Гаити. .[5, стр 296]
Коренное различие двух освободительных движений (новоиспанского и венесуэльского) состоит в позиции масс по отношению к креольским латифундистам, стремившимся к независимости от Испании. В первом случае кастас поддержали креольский заговор, составив его основной силовой стержень. В Венесуэле же народное восстание Бовеса носило, напротив, антикреольский (и, следовательно, происпанский) характер. Квитанции на собственность, введенные здесь, фактически тормозили развитие буржуазных преобразований, т.к. возвращали пампы и льяносы в общественную собственность.
Глава 3 Венский конгресс и его влияние на колониальную политику
3.1 Колониальный захваты в период до Венского конгресса
Картина колониальных захватов с начала XIX в. вплоть до Венского конгресса 1815 г. представляется в следующем виде. В 1809 г. в руки Англии попали Французская и Голландская Гвиана, Мартиника, почти весь Сан-Доминго (кроме небольшой территории на востоке острова), в следующем, 1810 г., — остров Гваделупа в Карибском море, богатые острова Маскаренской группы в Индийском океане — Иль-де-Франс (Маврикий), Бурбон (Реюньон) и маленький островок этой группы Родригес.Сенегальские владения Франции были заняты англичанами в эти же годы (1809—1810). Тогда же (в 1811 г.) генерал-губернатор британских владений в Индии лорд Минто захватил богатейший остров Ява, на котором до этого утвердились голландцы, и окончательно занял огромный (тоже находившийся под голландским господством) остров Цейлон, впервые захваченный англичанами еще в 1795 г., когда французские революционные войска заняли Голландию. Англичане с тех пор рассматривали голландские колонии как достояние Франции, с которой Англия была в постоянной войне с 1793 г. [1, стр 33-34]
Что касается Индии, то здесь в первый же год вступления Англии в коалицию европейских держав против Франции все французские владения — Пондишери, Маэ, Карикал на юге, Чандерна-гор на Ганге, Янаон — попали в руки англичан почти без сопротивления.
Индия с каждым десятилетием все полнее и безнадежнее переходила в руки англичан. Интересно отметить, что английские власти в Индии с очень большой тревогой следили за действиями и движениями Наполеона: они хорошо знали, что французский диктатор считает захват Индии у англичан смертельным ударом по великобританскому экономическому и политическому могуществу. [12, стр 438]
Англичане тревожились не только в 1798—1799 гг., когда Наполеон воевал в Египте и Сирии, но и в 1800—1801 гг., особенно в последние месяцы перед убийством русского императора Павла I, так как им было известно, что Наполеон предложил Павлу поход в Индию через Среднюю Азию, причем русская армия, соединясь с французской, пошла бы на Индию под общим начальством самого Наполеона. Известно было, что Павел принял предложение и уже послал разведку. Снова эти разговоры и опасения возобновились, когда в 1807 г. Россия вступила в союз с Наполеоном и император Александр I по требованию Наполеона порвал сношения с Англией.
Но эти английские опасения не оправдались: английское господство в Индии продолжало шириться.
Капская колония, отнятая англичанами у голландцев еще в 1795 г., была возвращена Голландии по Амьенскому миру в 1802 г.. а после возобновления войны с Францией снова была занята англичанами в январе  1806 г. [3, стр. 87]
Что касается испанских колоний в Южной и Центральной Америке, а также Бразилии, отделившейся от Португалии, то .все эти громадные колонии, не признававшие власти Наполеона и его ставленников в Испании и Португалии, стали в рассматриваемую эпоху фактически совершенно независимыми в политическом смысле державами. Но в экономическом отношении они стали для англичан поставщиками сырья и рынком для сбыта фабрикатов.
3.2 Колониальная политика после Венского конгресса
Из страшной, бесконечной серии войн революционной и наполеоновской эпохи Англия вышла, правда, с потрясенными финансами, с колоссальнейшим государственным долгом, но имея в руках почти все французские и голландские колонии, безраздельно владычествуя своим флотом на всех океанах, являясь первой промышленной державой на земном шаре, владея в полном смысле слова разбросанными по всей земле рынками. Она вступала в начинавшийся период промышленного капитализма ведущей, далеко всех опередившей в  смысле  экономического  развития  страной,  и уже в ближайшее время она приступает к новым крупным захватам: начинается покорение новых колоссальных территорий в Индии, экономическое овладение всей Южной и Центральной Америкой (в связи с восстанием испанских колоний) и т. д. . [7, стр. 123]
Великобританская дипломатия довольно уступчиво и «либерально» возвратила многие из своих колониальных захватов, совершенных во времена революции и Наполеона. Но она удержала и многое очень ценное. В Африке она удержала Кейптаун (Кап-штадт) и всю Капскую колонию, отнятую у голландцев, она удержала громадный и богатейший остров Цейлон, отнятый у тех же голландцев, часть полуострова Малакка, отнятую у них же, но вернула Голландии Молуккские (пряные) острова Индонезии. На северо-восточном побережье Южной Америки ей пришлось поступиться частью Гвианы.
Вернув Яву, Молуккские острова, Суматру, часть острова Борнео, Целебес и т. д., английская дипломатия решала в тот момент на Венском конгрессе задачу, казавшуюся ей первостепенно важной: она укрепляла Голландию против Франции не в колониях, конечно, где Англия никого уже не боялась, а в самой Европе.
Что касается Франции, то еще по статьям 7—14 Парижского мирного трактата, подписанного 30 мая 1814 г., английское правительство удерживало из захваченных Англией (за время 1793— 1814 гг.) французских колоний острова Табаго и Сент-Люсию (в Малой Антильской группе), остров Иль-де-Франс и островок Родригес в Маскаренской островной группе (в Индийском океане) и небольшую группу пустынных островков к северу от Маскаренской группы, под 4° северной широты. Все отобранные у Франции индийские фактории (Пондишери, Маэ, Чандарнагор) возвращались Франции, так же как Сан-Доминго, Гваделупа, Мартиника в Малой Антильской островной группе, как Французская Гвиана в Южной Америке и французские владения в Сенегале (в Западной Африке), был возвращен и остров Бурбон в Маскаренской группе.
На Венском конгрессе все эти условия Парижского мира были окончательно подтверждены. [[12, стр 335, 375-376, 421]
Колониальная политика европейских государств существенно отличалась от методов колониального господства второй половины XVII—XVIII вв. В новых регионах колониальной экспансии в Азии европейцы столкнулись хотя и со слабыми в экономическом и военном отношении, но древнейшими цивилизациями (Китай, Япония, Иран и др.), имевшими свою государственность с незапамятных времен.
Изменился сам принцип управления колониями. С развитием в метрополиях зрелого фабричного капитализма окончательно изжила себя связанная с преобладанием торгового капитала система эксплуатации колоний и управления ими через монопольные торговые компании. Характерен пример английской Ост-Индской компании, которая держала в своих руках в течение двух веков всю английскую торговлю с Индией, Китаем и Японией, имела свой военный и торговый флот, свою администрацию во всех обширных владениях. С ростом промышленной буржуазии эта система управления колоний превратилась в тормоз: компания мало считалась с интересами английской промышленности. Под давлением капиталистических кругов Англии парламент в 1813 г. лишил Ост-Индскую компанию монополии на торговлю с Индией. В 1833 г. Ост-Индская компания была лишена монополии на торговлю с Китаем, а затем и с Японией; позднее компания была ликвидирована вообще, а функции управления подчиненными ей колониями перешли к государству. Внешним проявлением смены методов колониального управления стало учреждение в 1854 г. британского министерства колоний.
Изменения произошли и в экономическом характере эксплуатации колоний. Если ранее колонизаторы искали золото и серебро (испанские конкистадоры в Латинской Америке), экзотические тропические растения и коренья (перец, гвоздику, чай, индиго и т. д. в Азии), наживались на работорговле (Африка), то отныне главный интерес представляло сырье для промышленности — хлопок, джут, рудные ископаемые и т. д. Колонизаторы широко использовали колонии как рынки сбыта для промышленных изделий метрополий, более основательно внедрялись в их хозяйственную жизнь (строили на территории колоний железные дороги, шоссе, шахты и т. д.), привлекали в ряды рабочего класса местных крестьян.
В результате Франция, а также Голландия, Испания (которой в ближайшие 11 лет после Венского конгресса предстояло потерять все владения в Южной и Центральной Америке) и Португалия перестали на некоторое время для Англии существовать в качестве сколько-нибудь серьезных соперниц. Так по крайней мере было в течение первых 15 лет после Венского конгресса.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
В связи с ускоренным развитием во Франции капиталистического производства, в условиях промышленного переворота (завершился в 50-60-х гг. 19 в.) колонии перестали быть для метрополии лишь объектом прямого грабежа и поставщиком т. н. колониальных товаров. Они начали играть роль источника сырья для растущей промышленности метрополии и в некоторых случаях - рынка сбыта для её промышленных товаров. Французские колонизаторы формировали из местных жителей воинские соединения и использовали их в военных операциях как ударную силу.
Колониальная политика Англии 1794 — 1812 гг. обусловливалась необходимостью в приискании новых рынков для продуктов вновь возникшей фабричной промышленности и соображениями финансового характера, так как расходы правительства в эту эпоху, вследствие ведения войн и выдачи денежных сумм союзникам для того, чтобы они могли продолжать борьбу с Францией, достигли огромных, совершенно неслыханных размеров. Добыть необходимые для этого средства можно было лишь в стране богатой, лишь при условии вырастания народного капитала и народного дохода, при успешном развитии торговли, промышленности и мореплавания. Таким образом колониальная политика Англии в эпоху войн с Францией находится в теснейшей связи с ее финансами.
Начавшее развитие капиталистических отношений, а так же успех войны за независимость в США, Великой Французской революции, Революции негров-рабов в Сан-Доминго, приведшей к независимости страны, способствовало пробуждению национального самосознания в колониях Испании. Французская революция и наполеоновские войны ограничили торговые связи колоний с метрополией и способствовали углублению кризиса, Испания оказалась вовлеченной в разорительные войны с Англией, а также разгром испанского флота в битве при Трафальгаре, почти полностью прервали связи Испании с колониями. В период войн и начало XIX века Испания оказалась неспособной сохранять экономический и политический контроль над своими колониями, в результате чего в начале XIX в. дало трещину испанское господство над латиноамериканскими колониями, завоеванными в предшествовавшие 300 лет.
В результате данного периода Франция, а также Испания (которой в ближайшие 11 лет после Венского конгресса предстояло потерять все владения в Южной и Центральной Америке) перестали на некоторое время для Англии существовать в качестве сколько-нибудь серьезных соперниц в колониальной политике. Так по крайней мере было в течение первых 15 лет после Венского конгресса. Из страшной, бесконечной серии войн революционной и наполеоновской эпохи Англия вышла, правда, с потрясенными финансами, с колоссальнейшим государственным долгом, но имея в руках почти все французские и голландские колонии, безраздельно владычествуя своим флотом на всех океанах, являясь первой промышленной державой на земном шаре, владея в полном смысле слова разбросанными по всей земле рынками. Она вступала в начинавшийся период промышленного капитализма ведущей, далеко всех опередившей в  смысле  экономического  развития  страной,  и уже в ближайшее время она приступает к новым крупным захватам: начинается покорение новых колоссальных территорий в Индии, экономическое овладение всей Южной и Центральной Америкой (в связи с восстанием испанских колоний) и т. д.
Литература
Виллар Ж. и Виллар К. Формирование французской нации. Пер. с франц. Ред. и предисл. А. 3. Манфреда. М. 1957.
Гаджиев К. С. Введение в геополитику. 2-е изд., доп. и перераб. М., 1998.
Дебидур А. Дипломатическая история Европы В 2-тт. Ростов-на-Дону, 1995.
Ден В. Э. Учение Рудольфа Челлена о предмете и задачах геополитики // Известия Русского географического общества. 1997. Т. 129, вып. 1.
Жорес Ж. История Великой французской революции. Пер. с франц. Т. 1—3. М.
Загидуллина Г. Н. Англия и революционная Франция (1789 - 1793 гг.) //Новая и новейшая история – 1984 - № 3.
История Европы Тт. 3-4. Под ред. А.О.Чубарьяна М., 1993-94 гг.
Колосов В. А., Мироненко Н. С. Геополитика и политическая география. М., 2002.
Манфред А.З. Великая французская буржуазная революция XVIII века. - М., 1956.
Маркс К. Капитал. Т. I—III. M. 1955.
Нартов Н. А. Геополитика. М., 2003.
Тарле Е.В. Очерки истории колониальной политики западно-европейских государств. - М., 1965.
Bogart E. L. Economic history of Europe, 1760—1939. London—New York 1942.
Fueter E. Geschichte der neueren Histo-riographie. 3. Aufl. Miinchen—Berlin 1936. Grandin A. Bibliographie generale des sciences juridiques, politiques, economiques et sociales de 1800 a 1925/1926. T. 1 — 3. Paris 1926.
Kennedy P. M. The rice and fall of the great powers. economic changes and military conflicts from 1500 to 2000. London, 1988. P. 149.
Taylor P. J. Geography: world-economy, nation-state and locality. London, 1993.




HYPER13PAGE HYPER15

3


 

НАШИ КОНТАКТЫ

Skype: forstuds E-mail: [email protected]

ВРЕМЯ РАБОТЫ

Понедельник - пятница 9:00 - 18:00 (МСК)

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ