Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Курсовая Сословия Российской империи в первой половине ХIХ века - История

  • Тема: Сословия Российской империи в первой половине ХIХ века
  • Автор: Юлия
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: История
  • Страниц: 27
  • ВУЗ, город: Москва
  • Цена(руб.): 1500 рублей

altText

Выдержка

вернуть и завершить систематизацию российского законодательства.
Под напором развивающихся капиталистических отношений феодальное государство вынуждено было предоставить некоторые права крестьянам. Указ 12 декабря 1801 г. предоставил купечеству, мещанству и всем крестьянам, кроме помещичьих, право покупать земли
«Желая дать новое поощрение земледелию и промышленности народной соразмерно способам, какие Россия по пространству и положению своему имеет, признали мы нужным право приобретения под разными именами известных земель без крестьян и владение всем тем, что на поверхности и в недрах их находится, распространить на всех российских подданных кроме тех, кои причислены к помещичьим владениям.
– И вследствие того предоставляем не только купечеству, мещанству и всем городским правом пользующимся, но и казенным поселянам, к какому бы они ведомству ни принадлежали, равномерно и отпущенным на волю от помещиков приобретать покупкою земли от всех тех, кои имеют по законам право на продажу, и утверждать таковые приобретения за собою совершением купчих каждому от своего имени в учрежденных на то местах законным порядком, собственность их ненарушимо ограждающим. Правительствующий сенат, сходственно сему, не оставит учинить надлежащие распоряжения».
«20 февраля 1803 г. был принят указ о свободных хлебопашцах, по которому помещик получил право (но не был обязан) отпускать своих крестьян на волю за установленный им же, как правило, очень высокий, выкуп. В 1842 году появился указ об обязанных крестьянах: помещики могли предоставлять крестьянам землю в пользование за определенные по договору повинности, сохраняя над ними «право суда и расправы в проступках и маловажных преступлениях».
Прежде всего, необходимо отметить, что указ 1801 года не посягал на основы дворянского землевладения, сохраняя монопольное право дворян на владение населенными землями. Землю, по указу, можно было покупать только без крестьян. Значительно расширялся перечень субъектов права собственности на землю. Наряду с дворянами таковыми могли стать теперь купцы, мещане, государственные крестьяне, крестьяне, отпущенные помещиками на волю, все, кроме помещичьих крепостных.
«В советской исторической литературе по-разному оценивается реальная значимость указа. Так, А.В. Предтеченский считает, что реальные последствия его были невелики, в частности, в результате низкой покупательной способности крестьян. К.В. Сивков, напротив, утверждает, что указ имел довольно широкое применение. П.Г. Рындзюнский полагает, что указ был необходим и что он «содействовал давно начавшемуся процессу фактической ликвидации монополии дворянства и казны на обладание землею».
Указ 1803 года «Об отпуске помещиками своих крестьян на волю по заключении условий, на обоюдном согласии основанных», более известный как Указ о свободных хлебопашцах, был вызван к жизни социально-экономическими и политическими причинами: разложением феодального хозяйства, развитием капиталистических отношений и попытками государства найти выход из этого положения, массовыми выступлениями крестьян и стремлением феодального государства, не отменяя крепостного права, решить, хотя бы частично, крестьянский вопрос, сгладить, таким образом, острые классовые противоречия между помещиками и крепостными крестьянами, инициативой либерально настроенных дворян, в частности, графа С.П. Румянцева, стремящихся либо к отмене крепостного права, либо к его смягчению.
В ноябре 1802 года граф С. П. Румянцев подал прошение на имя царя с просьбой позволить помещикам отпускать на волю своих крепостных крестьян с землею на условиях, добровольно выработанных обеими заинтересованными сторонами, т.е. помещиками и крестьянами.
Статья 1 содержит очень важное положение о праве помещиков отпускать своих крестьян на волю с землей. Законодатель не регламентирует условия договора, предоставив самим сторонам их выработать. Большинство крепостных крестьян было отпущено на волю за высокую плату, вносимую единовременно или с рассрочкой на ряд лет. Иногда в качестве условия освобождения крестьяне обязывались доставлять помещикам различные хозяйственные припасы, вносить определенную сумму на благотворительные цели, платить помещику денежный оброк, исполнять барщину и т.д.
«Если кто из помещиков пожелает отпустить благоприобретенных или родовых крестьян своих поодиночке или и целым селением на волю и вместе с тем утвердить им участок земли или целую дачу, то, сделав с ними условия, какие по обоюдному согласию признаются лучшими, имеет представить их при прошении своем через губернского дворянского предводителя к министру внутренних дел для рассмотрения и представления нам; и если последует от нас решение желанию его согласное: тогда предъявятся сии условия в Гражданской палате и запишутся у крепостных дел со взносом узаконенных пошлин».
Статья 2. Важная статья, закрепляющая незыблемость условий, на которых освобождались крестьяне, и обязательность этих условий для наследников помещика. Переход права собственности на недвижимое имущество, в том числе и на землю, совершался крепостным порядком, т.е. в наиболее ответственной форме.
«Таковые условия, сделанные помещиком с его крестьянами и у крепостных дел записанные, сохраняются как крепостные обязательства свято и нерушимо. По смерти помещика законный его наследник, или наследники, вступает во все обязанности и права, в сих условиях означенные».
Статья 3 содержит устрашающую санкцию за неисполнение договора со стороны крестьян. Они возвращались помещику с землей и семейством в прежнее крепостное состояние. Эта санкция применялась за время действия указа всего четыре раза. Тем не менее, в связи с последним случаем 4 августа 1853 г. было издано утвержденное царем положение Комитета министров о том, чтобы в дальнейшем при составлении договоров между помещиками и крестьянами обязательно представлялось заключение местного управления государственных имуществ о возможности исполнения крестьянами принятых на себя обязательств.
Значительно ужесточился порядок оформления договоров. Требовалось одобрение проекта договора, составленного помещиком и крестьянами, губернским предводителем дворянства и управляющим палатой государственных имуществ.
«В случае неустойки той или другой стороны в сих условиях присутственные места по жалобам разбирают и чинят взыскания по общим узаконениям о контрактах и крепостях с таковым при том наблюдением, что если крестьянин или целое селение не исполнит своих обязательств: то возвращается помещику с землею и семейством его во владение по-прежнему».
Статья 4 закрепляет создание особой сословной группы населения – свободных хлебопашцев. Впоследствии (до 15 июля 1848 г.) в актах, относящихся к данной группе крестьян, законодатель так их и именовал. Статья предоставляет свободным хлебопашцам право перейти в другие сословия. В 1823 году появилось разъяснение, по которому свободные хлебопашцы, выполнившие обязательства в отношении своих бывших помещиков, могли переходить «в градское звание и другое податное состояние».
«Крестьяне и селения, от помещиков по таковым условиям с землею отпускаемые, если не пожелают войти в другие состояния, могут оставаться на собственных их землях земледельцами и сами по себе составляют особенное состояние свободных хлебопашцев».
Статья 5 дала возможность отпущенным помещиками на волю дворовым людям и крестьянам, при условии приобретения ими в собственность земли, вступать в свободные хлебопашцы. В связи с возникавшими на местах затруднениями и отказами были изданы указы от 8 ноября 1809 г. и от 30 июня 1815 г., вновь подтвердившие право дворовых людей и крестьян, которые получили от помещиков личную свободу и приобрели земли, вступать в состав свободных хлебопашцев «без всяких затруднений».
Статья также содержит положение, дающее право и представителям других сословий переходить в свободные хлебопашцы, например мещанам, приобретшим в собственность землю.
«Дворовые люди и крестьяне, кои доселе отпущаемы были лично на волю с обязательством избрать род жизни, могут в положенный законами срок вступить в сие состояние свободных земледельцев, если приобретут себе земли в собственность. Сие распространяется и на тех из них, кои находятся уже в других состояниях и перейти в земледельческое пожелают, приемля на себя и все обязанности оного».
Статья 6 регулирует подати и повинности свободных хлебопашцев, которые идентичны обязанностям казенных крестьян. В отличие от последних, свободные хлебопашцы не платят оброчных денег в казну, поскольку являются собственниками земли.
«Крестьяне, отпущенные от помещиков на волю и владеющие землею в собственность, несут подушный казенный оклад наравне с помещичьими, отправляют рекрутскую повинность натурою и, исправляя наравне с другими казенными крестьянами земские повинности, оброчных денег не платят».
Статья 7 устанавливает положение, по которому свободные хлебопашцы подлежат юрисдикции тех же судебных мест, что и государственные крестьяне. Суд над государственными крестьянами в уезде по уголовным и гражданским делам осуществляла нижняя расправа во главе с назначаемым властями чиновником. Палаты уголовного и гражданского суда в губерниях являлись судами второй инстанции по делам всех сословий. Палата гражданского суда, кроме того, выполняла и нотариальные функции, в частности по оформлению документов – крепостей, удостоверяющих право собственности на недвижимое имущество, в том числе и на землю.
«Они ведаются судом и расправою в тех же местах, где и казенные крестьяне; по владениям же разбираются по крепостям, как владельцы недвижимой собственности».
Статья 8 раскрывает полномочия свободных хлебопашцев как собственников земли. Они могли продавать ее, закладывать, передавать по наследству, но при одном условии: не дробить землю на участки менее 8 десятин. Здесь проявляется государственный интерес. Государство было заинтересовано в прочном крестьянском хозяйстве с экономических, политических и фискальных позиций. Свободные хлебопашцы могли с ведома Казенной палаты (губернского органа министерства финансов) покупать земли и переходить из одной губернии в другую. Тут также обнаруживается государственный интерес: контроль государства за свободными хлебопашцами в выполнении ими важнейших государственных повинностей – рекрутской и уплаты подушной подати.
«Как скоро исполнением условий крестьяне таковые получат землю в собственность, они будут иметь право продавать ее, закладывать и оставлять в наследие, не раздробляя однако ж участков менее 8 десятин, равно имеют они право вновь покупать земли, а потому и переходить из одной губернии в другую, но не иначе как с ведома Казенной палаты для перечисления их подушного оклада и рекрутской повинности».
Статья 9. Являясь собственниками недвижимого и другого имущества, свободные хлебопашцы могли вступать в любые обязательственные отношения, и указы 1761 и 1765 годов на них не распространялись. Законодатель здесь имеет в виду указы от 14 февраля 1761г. и от 25 октября 1765 г. Первый указ запрещал всем разрядам крестьян обязываться векселями и вступать в поручительство.
Заключенные ранее подобные соглашения объявлялись не имеющими юридической силы, и предписывалось «в действо их не производить». Крестьяне могли брать в долг деньги и товары с разрешения своих помещиков, дворцовых управителей, монастырских и местных властей, оформляя эти сделки заемными письмами. Второй указ был издан в связи с нарушениями первого указа, имевшими место в Казанской губернии, и почти полностью повторил его содержание.
«Поелику крестьяне таковые имеют недвижимую собственность, то и могут они входить во всякие обязательства, и указы 1761 и 1765 годов, запрещающие крестьянам без дозволения их начальств вступать в условия, на них не простираются».
Статья 10. Крестьяне заложенных имений, перешедшие в свободные хлебопашцы, могут нести ответственность за долги по заложенному имению, если они согласились на это в договоре. В таком случае их ответственность идентична ответственности помещичьих крестьян, т.е. она распространяется как на имущество, так и на личность.
«В случае, ежели бы крестьяне, отпущаемые помещиком на волю с землею, состояли в казенном или частном залоге, они могут с дозволения казенных мест и с согласия частных кредиторов принимать на себя долг, на имении том лежащий, вносить его в условия, а во взыскании сего долгу, на себя ими принимаемого, поступать с ними, как с помещичьими».
Встречались случаи освобождения крестьян по этому указу без всякой оплаты, но их было сравнительно немного. Так, за период с 1804 по 1825 год из 160 заключенных договоров лишь 17 предусматривали наделение отпущенных на волю крестьян землей без всякой платы. Именно так освободил 199 душ мужского пола и инициатор указа граф С. П. Румянцев с условием лишь не продавать землю в течение 5 лет.
В последующих нормативных актах законодатель рассматривал свободных хлебопашцев как особую социальную группу населения. Был издан ряд законодательных актов, разъясняющих, дополняющих и уточняющих указ 20 февраля 1803 года.
Действительно крупное дело было совершено в царствование императора Николая I лишь в сфере кодификации законов России. В 1826 г. Николай I преобразовал Девятую комиссию (1797 г.) во Второе отделение Собственной Его Императорского Величества Канцелярии. Во главе был поставлен возвращенный из ссылки М.М. Сперанский.
К 1833 г. после изнурительной работы на свет появились два грандиозных труда: Полное собрание законов и Свод законов Российской империи.
Сперанский различал три стадии кодификационной работы:
составление Полного собрания законов, т.е. расположение всех актов законодательства в хронологическом порядке;
составление Свода законов, т.е. расположение всех действующих законов в систематическом порядке, но без всяких изменений по существу их;
составление Уложения, т.е. приведение в систему действующих законов с надлежащими дополнениями и исправлениями.
По воле императора работа была ограничена первыми двумя этапами. Мысль об Уложении казалась царю слишком опасной для всего дворянского миропорядка.
В Полное собрание законов было включено 35 993 акта.
Свод законов должен был состоять из восьми разделов:
основные государственные законы (т. I, ч. 1);
учреждения: а) центральные (т. I, ч. 2), б) местные (т. II), в) Устав о государственной службе (т. III);
«законы правительственных сил»: а) Устав о повинностях (т. IV), б) Устав о податях и пошлинах (т. V), в) Устав таможенный (т. VI), г) Уставы монетный, горный и о соли (т. VII), д) уставы лесной, оброчных статей и счетные (т. VIII);
законы о состояниях (т. IX);
законы гражданские и межевые (т. X);
6) уставы государственного благоустройства: а) уставы духовных дел иностранных исповеданий; кредитный, торговый, промышленный (т. XI), б) уставы путей сообщения, почтовый, телеграфный, строительный, положения о взаимном пожарном страховании, сельском хозяйстве, найме на сельские работы, трактирных заведениях, благоустройстве в казачьих селениях, колониях иностранцев на территории империи (т. XII);
уставы благочиния: а) уставы о народном продовольствии, об общественном призрении, врачебный (т. XIII), б) уставы о паспортах, о беглых, цензурный, о предупреждении и пресечении преступлений, о содержащихся под стражей, ссыльных (т. XIV);
законы уголовные (т. XV).
Подобное разделение законов, по мысли Сперанского, основывалось на сосуществовании двух правовых порядков: государственного и гражданского. Законы делились по тому же признаку.
При создании Свода Сперанский исходил из того, что «Свод есть верное изображение того, что есть в законах, но он не есть ни дополнение их, ни толкование». Однако, по мнению исследователей, он и сам неоднократно формулировал новые нормы, не опирающиеся на действующий закон, особенно в сфере гражданского права. Законы о состояниях и сословиях включены в IX т.
В ст. 440 т. 9 Свода законов о состоянии людей в государстве речь идет о том, кто может вступать в разряд свободных хлебопашцев. Статья 457 Свода законов (т. 9) гласила, что крепостные крестьяне, получающие свободу с условием воспользоваться ею после смерти помещика, могли записаться в свободные хлебопашцы, если не было возражений со стороны наследников или если спор по этому поводу был решен не в их пользу.
В пункте 3 ст. 442 Свода законов (т. 9) содержится следующее положение: крепостные крестьяне могли заключать с помещиками соглашения, по которым они обязывались на известное число лет, или до смерти помещика, или «навсегда» исправлять определенные повинности, либо «платить подать деньгами или произведениями».
Условия эти были обязательны как для помещика, так и для наследников и для покупателей имения. Законодатель конкретизирует в данном указе положения вышеприведенной статьи, используя ее содержание. Помещичья собственность на землю сохранялась, а крестьяне получали от помещиков в пользование участки земли за несение обусловленных договором повинностей. Просматривается явное стремление феодального государства сохранить феодальные отношения, вотчинную земельную собственность дворянства как социальной опоры самодержавия.
Четко фиксируется возмездный характер договора помещиков с крестьянами. Стороны могли при обоюдном согласии вносить в договоры различные условия, но при непременном соблюдении главных правил, закрепленных в девяти статьях Указа 1842 г. «О предоставлении помещикам заключать с крестьянами договоры на отдачу им участков земли в пользование за условленные повинности, с принятием крестьянами, заключившими договор, названия обязанных крестьян».
«При составлении таковых договоров помещики могут постановлять с крестьянами дальнейшие условия, по взаимному с ними соглашению, на следующих, рассмотренных в Государственном совете и нами утвержденных главных правилах:
Повинности крестьян, в пользу помещиков, могут быть определены в договорах денежным оброком, произведениями, обрабатыванием помещичьей земли или другою работою.
В случае неисполнения крестьянами приемлемых ими на себя по договору обязанностей, они понуждаются к тому земскою полицею, под руководством уездных предводителей дворянства и под высшим наблюдением губернского правления.
3) Крестьяне, по надлежащем утверждении заключенных между ими и помещиками договоров, принимают название обязанных крестьян.
Рекрутская повинность в селениях обязанных крестьян отправляется по очередному порядку в Рекрутском уставе постановленному.
Запасы народного продовольствия и пособия в пожарных случаях учреждаются на счет собственных средств обязанных крестьян, под наблюдением помещиков; если же помещики обязанности сей на себя принять не пожелают, то под наблюдением и при содействии правительства, в той мере, как предписано в Свод. уст. о народ, прод. (т. 13) и в приложении к ст. 22 Прод. учреж. губерн. (т. 2).
Помещики учреждают в селениях обязанных крестьян вотчинное управление и имеют высшее наблюдение за сельскою в них полицею и за исполнением законов о сельском благоустройстве; им принадлежит также право суда и расправы в проступках и маловажных преступлениях обязанных крестьян и первоначальный разбор взаимных между ими тяжб и споров.
На заключение договоров с крестьянами имений, заложенных в кредитных установлениях, помещики, если пожелают оставить те имения в залог, должны иметь согласие сих установлений. Имения, населенные обязанными крестьянами, могут быть также и вновь закладываемы в кредитных установлениях, по соразмерности с постоянными доходами, определяемыми по пространству и качеству земли и по способам обработки оной, на основании особых о том правил, которые имеют быть изданы впоследствии.
Помещики и обязанные крестьяне сохраняют заключенные между собой договоры навсегда ненарушимо, имея, однако, право особыми частными условиями делать изменения в наделе землею и повинностях на определенные сроки, с обоюдного согласия, а если имение состоит в залоге, то и с согласия подлежащих кредитных установлений; во всех же случаях не иначе, как с предварительного утверждения правительства».
Созданный в 1839 году специальный секретный комитет по крестьянским делам разработал законопроект, который и был принят 2 апреля 1842 г. В литературе он

 

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ