Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Дипломная Договор доверительного управления - Гражданское право

  • Тема: Договор доверительного управления
  • Автор: Сергей Пашков
  • Тип работы: Дипломная
  • Предмет: Гражданское право
  • Страниц: 103
  • ВУЗ, город: Москва
  • Цена(руб.): 4000 рублей

altText

Выдержка

ости - собственность Общего права и собственность права Справедливости.
Характерно, что use в том виде, в каком она известна в XI-XIII вв., имела различные аналоги в других европейских странах. Так, термин «бенефициар» используется первоначально среди германских народов для обозначения лица, наделяемого землей на условиях феодального держания. Beneficium у франков обозначал любое условное держание земли на условиях службы. В более позднем германском праве термин «бенефиций» встречается чаще всего как синоним понятия «лен». Но затем, как и в Англии, право на получение доходов в германских государствах становится отчуждаемым и понятие «бенефициар» утрачивает связь с феодальным держанием. Известно, что четкого соотношения латинских терминов «beneficium» и «lehen» в немецком праве в XII в. уже не существовало, о чем говорит спор посланника папы Римского и архиепископа Кельна по поводу трактовки этих понятий в 1157 году. В результате бенефиций стал толковаться в Германии более широко (как выгода или доход), а термин «лен» был приспособлен как специальное понятие для обозначения позиции вассала по отношению к его сеньору. Значит, тенденция отделения права на получение доходов и выгод от статуса феодального держателя не была исключительно английским явлением и отражала разложение военно-ленной системы земельного права и в других средневековых обществах. Однако именно в Англии она привела затем к возникновению такого уникального правового института как доверительная собственность.
В начале XV в. выгодоприобретатель получил право обращения к Лорду-канцлеру в связи с нарушением указаний, данных учредителем use управляющему. Непосредственным толчком для вмешательства Лорда-канцлера в урегулирование данного процесса явилась Петиция Парламенту, и которой общество просило предоставить средства судебной защиты против управляющего. Лорд-канцлер не отрицал того, что управляющий являлся законным собственником земель, однако требовал следовать указаниям учредителя use. При этом нарушение управляющим указаний учредителя являлось, по мнению Лорда-канцлера, проявлением неуважения к суду, которое каралось заключением под стражу до тех пор, пока управляющий не согласится следовать данным ему указаниям. Подобный иск носил чисто обязательственный характер.
В процессе дальнейшего развития данного института Лорд-канцлер предоставляет выгодоприобретателю право на истребование имущества, входящего в состав доверительной собственности, у третьих лиц. Это говорит о том, что Лорд-канцлер предоставит выгодоприобретателю право на иск, носящий вешный характер.
В 1535 г встал вопрос о возможности дальнейшего существования данного института, что было связано с принятием Statute of Uses. К этому времени королевская казна недополучала большое количество феодальных сборов, поэтому Генрих VIII решил конфисковать церковные земли, формально принадлежавшие мирянам. Но поскольку церковь не являлась законным собственником тех владений, с которых она получала прибыль, король не мог легально конфисковать церковную недвижимость. Статут признавал выгодоприобретателя, в пользу которого установлен use, единственным собственником имущества. В результате принятия Статута 1535 г. произошла инкорпорация use в Общее право. Исчезла возможность создавать доверительную собственность, т.е. права бенефициара как особый вид собственности, в отрыве от титула собственности Общего права. Вместо этого появилась возможность применять и даже развивать правила, выработанные в доверительной собственности, в отношении собственности Общего права. Доверительная собственность не была отменена, и вследствие этого в земельном праве были сохранены элементы гибкости и возможности для развития, которые были присущи доверительной собственности. Строго говоря, два режима собственности были сохранены, но они не могли существовать одновременно в отношении одной вещи, в силу чего дуализм собственности сохранил значение лишь в вопросах отчуждения феода. Собственник мог отчуждать его путем инфеодизации или через суд, непосредственно передавая титул Общего права, либо посредством неформальной купли-продажи, отчуждая use и через нее - титул Общего права. Выбор способа отчуждения в большинстве случаев не влиял на характер прав приобретателя.
Таким образом, право собственности выгодоприобретателя, первоначатьно основанное на equitable fee simple, трансформировалось в право собственности, основанное на legal fee simple.
В Англии земля, будучи наиболее ценным материальным объектом, изначально оказалась вне сферы деления прав на вещные и обязательственные, в силу чего возобладал подход к правам на землю как к особым вещам. В результате в доверительной собственности вместо вещей объектом собственности является право - ограниченное имение. «Объектом property на недвижимость является не участок земли, а особая юридическая категория – “estate”, которая означает правовой режим участка земли», в силу чего категория «имения» стоит между субъектом и вещью. Как следствие, по словам Мэйтланда, бенефициар имеет estate не в отношении земли, а в use. Use при этом «становится некой неосязаемой вещью, неосязаемой частью земли; и в отношении этой неосязаемой вещи могли существовать все те права, все те имения, которые существовали в отношении реального, осязаемого участка земли».
В результате доверительную собственность можно определить как способ рецепции римского права в Англии, специфика которой заключалась в переработке и адаптации феодальной теории имений к основанным на римском праве понятиям собственности и договора. Мэйтланд справедливо полагал, что «в результате деятельности Лорда-Канцлера и упадка Общего права английское право чуть было не попало в семью правовых систем Европейского континента». Общее право вместе с судами, его отправлявшими, могло просто исчезнуть за ненадобностью. Но подобное исчезновение на проблему рецепции влияния не оказало бы. Поэтому нельзя согласиться с тем, что борьба светской юрисдикции с духовной в Англии якобы была причиной отказа от рецепции римского права в Англии, которое составляло основу канонического права и препятствовало развитию юрисдикции судов Общего права. Действительно, всеобщей рецепции римского права в Англии не произошло. Наоборот, «в конце XVI в. Англия была настолько далека от рецепции римского права, что по всем признакам скорее можно было ожидать рецепции Общего права». Однако проблема ограниченной рецепции римского права лежит не в плоскости противостояния Канцлера и судов Общего права. Cледует согласиться с Холдсвортом в том, что «ни Королевский совет, ни суд Канцлера не применяли правила исключительно римского права, или исключительно Общего права».
Важность политического фактора в вопросе о рецепции римского права в Англии (незавершенный абсолютизм) не исключает, однако, существование и других факторов, включая культурные и социально-экономические. Например, слабое влияние римского права в Англии могло быть связано с ее островным положением. Культурный фактор проявлялся в том, что основным носителем новых буржуазных отношений в Англии выступало новое дворянство, которое в XIV-XV вв. значительно пополняется мелкими феодалами, джентри и выходцами из крестьянской среды, покупавшими рыцарские патенты. В Европе мелкие землевладельцы и, тем более, города, видели «в короле защитника против засилья магнатов». В Англии же новые дворяне стали приобщаться к интересам аристократии, вовлекаясь в практику создания семейной собственности. В силу этого новая система имений, «взятая» судами из реальной практики земельных отношений, оказалась сильнее сугубо внешнего влияния университетского римского права с его умозрительными построениями. Корона так и не оказала последовательного влияния на формирование земельного права. Характерно, что в период республики никаких серьезных реформ земельного права не последовало. Реформа земельного права, проведенная в период революции законами 1646, 1658, 1660 гг., не сопровождалась серьезными изменениями, за исключением отмены повинностей. Статутом 1660 г. «О жалованиях и рыцарских держаниях» корона подтвердила, что с 24 февраля 1645 г. все виды держаний, за исключением копигольдов и церковных держаний, были автоматически преобразованы в сокаж («свободный и общий сокаж», абзац 2, 4), а в отношении последнего все реально значимые повинности, в том числе опека и рельеф, были отменены (абзац 1). Английская революция 1640-1688 гг., как и другие революции, породила значительно обновленную систему права, соответствующую значительным изменениям общества. Но в области частного права все эти изменения были в основном достигнуты путем реформ XIII–XVI вв., значительным событием которых было развитие доверительной собственности, с помощью которой теория и система имений были адаптированы для целей свободного земельного оборота. Это была своего рода революция в частном праве, предвосхитившая действительную революцию, революцию политическую.
В начале XVII в. произошло возрождение доктрины Use, но уже под новым именем — доверительная собственность (траст), и правоотношения между бенефициантом и управляющим снопа получили защиту у Лорда-канцлера. Правоотношения между учредителем доверительной собственности и управляющим регулировались нормами общего права, а правоотношения между управляющим и выгодоприобретателем регулировались на основе права справедливости. При этом управляющий обладал такими правомочиями, как распоряжение и управление, а выгодоприобретатель — использование выгод и доходов. Именно в этом и заключается «расщепленность» права собственности.
В дальнейшем институт траста был востребован при создании благотворительных фондов. Еще в 1601 Г Елизавета I приняла закон о деятельности благотворительных трастов. С развитием капиталистических отношений траст стал использоваться для создания ассоциаций, практически не отличающихся от юридических лиц, «не беспокоя ни короля, ни Парламент». Институт траста широко использовался для создания портфелей ценных бумаг и для игр на фондовом рынке
Законодательное оформление трастовых отношений непосредственно связано с судебной реформой 1873-1875 гг, приведшей к формальному слиянию общего права и нрава справедливости.
Окончательное закрепление института доверительной собственности произошло в 1893 г в Законе о трасте (Trustee Act), в котором был закреплен основопола гающий принцип траста: «передается управляющему для пользы выгодоприобретателя».
Что представляет собой траст сегодня?
В настоящее время трастовые отношения регулируются главным образом Законом о собственности 1925г., Законом о доверенных липах 1925 г., Законом об управлении имуществом 1925 г, Законом об изменениях в трастах 1958 г., Законом об инвестициях доверенных лиц 1961 г. и судебной практикой.
С конца XIX в. траст стал использоваться в США. Это привело к его значительному усовершенствованию. Так, возник предпринимательский траст (трест). По своей сути это объединение капиталов несколькими лицами, произведенное в цепях увеличения этих капиталов. Особенностью его является то, что для такого объединения средств нет необходимости создавать юридическое лицо. Вкладчики-учредители объединяют средства и доверяют их управление определенным доверительным собственникам. Взамен средств они получают удостоверения, которые по своей сущности схожи с акциями акционерного общества, ибо удостоверяют право на долю в фонде доверительной собственности. Вкладчики, ставшие держателями удостоверения, являются одновременно бенефициарами треста.
Таким образом, институт доверительной собственности широко используется для организации крупных корпораций. Начало этому процессу было положено в 1892 г., когда в США была организована компания «Стандарт ойл». Акционеры 40 нефтяных компаний заключили соглашение о передаче всех имеющихся у них акций уполномоченным лицам — доверительным собственникам. Взамен они приобрели особые сертификаты, удостоверяющие их взаимоотношения с доверительными собственниками, которые в свою очередь приняли на себя обязанности, связанные с ведением дел компании к наибольшей выгоде учредителей траста.
Дальнейшим этапом развития предпринимательского треста явилось возникновение холдинговых (держательских) компаний. Холдинговая компания является доверительным собственником (держателем) переданных ей учредителями акций, взамен которых она выдает бенефициарам (бывшим учредителям) свои акции или иные бумаги. Особенностью холдингов является то, что учредители компании могут влиять на управление имуществом с помощью своих директоров, входящих в состав органа холдинговой компании.
В английском праве до настоящего времени действует презумпция безвозмездности осуществления доверительным собственником своих обязанностей (если договором не предусмотрено вознаграждение). По праву США выполнение доверительным собственником указанных обязанностей осуществляется на возмездной основе. Современное состояние правоотношений доверительной собственности (траста) в англо-американском праве представляет собой яркий пример приспособления этого института, появившегося под влияни ем конкретно-исторических обстоятельств, порожденных феодальным общественным устройством Англии в Средние века, для удовлетворения современных потребностей общественного развития.
Таким образом, развитие доверительной собственности неразрывно связано с формой права и особенностями понимания legal rule в странах Общего права. Прецедентное право скорее «выступает как метод, который позволяет разрешить любой вопрос, но не содержит норм, подлежащих применению в любых обстоятельствах. Техника английского права... заключается в том, чтобы, исходя из общих правил, ранее принятых, установить норму, которую следует применить в данном случае... Новому случаю соответствует и новая норма».5 При этом суд, разрешая спор, не только сопоставляет фактические обстоятельства данного дела и уже известных прецедентов, но и всегда имеет исходные принципы, на которых строится вся группа прецедентов. Когда речь идет о незначительных изменениях в правовом регулировании, подобная система прецедентов демонстрирует необходимую гибкость: новое правило выводится на основе новых значимых для дела фактических обстоятельств, а старое отмирает, хотя формально и продолжает действовать. В результате возникают новые нормы права, «наслаиваясь друг на друга». Но в случае масштабных перемен, затрагивающих общие принципы права, возникает необходимость в создании новой системы прецедентов. Так возникают альтернативная система имущественных прав и альтернативный режим собственности, который наслаивается на старый режим.
Следовательно, доверительная собственность является основанным на определенных принципах способом правового регулирования, с помощью которого суды формулировали нормы права Справедливости. В результате доверительную собственность можно рассматривать как совокупность двух явлений. Это, с одной стороны, способ урегулирования имущественных отношений, основанный на признании практики неформальных соглашений и установлении особого режима для признаваемого таким образом субъективного права, с другой стороны, это совокупность правовых норм и отдельных институтов права, которая образуется в результате применения такого способа.
Таким образом, очевидные экономические преимущества траста обусловили его последующее распространение в других системах права, не принадлежащих к англо-американской системе. В частности, швейцарское законодательство в тех ситуациях, когда банк вложенные клиентом средства размещает у третьих лиц и приобретает в связи с этим прибыль для клиента, видит отношения доверительной собственности. Действительно, ведь вклад клиента — это уже не его собственность, а средства банка, которые все же должны быть использованы в интересах клиента. В отношениях с третьими лицами банк выступает как собственник от своего имени и за свой счет).
Наличие в зарубежных законодательствах, относящихся к континентальной правовой системе, подобных норм является следствием развития институтов прав на чужие вещи и управления чужим имуществом, но отнюдь не свидетельством того, что происходит постепенная «дезинтеграция права собственности», то есть расщепление права собственности на ряд отдельных функционирующих правомочий.
В дореволюционном гражданском праве России были представления о разделении права собственности. Существовало понятие о правах на чужие вещи, заимствованное из римского частного права. Таковыми, без сомнений, считали чиншевое право и сервитуты.
Российское дореволюционное законодательство, которому была неведома доверительная собственность, конечно же включало нормы об управлении чужим имуществом, которые представляли собой неотъемлемую часть таких институтов, как опека и попечительство, наследование, несостоятельность должников.
Сходство с доверительным управлением можно было обнаружить в управлении имуществом при опеке. «Недвижимое имение малолетнего опекун содержит или приводит в такое состояние, чтобы надлежащие с него доходы получались сполна, и государственные сборы были выплачены своевременно».
«Если мать умирала или выбывала сама из семьи вследствие нового замужества, то опека над малолетними детьми, которые не в состоянии о себе заботиться, вручалась ближним родственникам. Имущество опекаемых передавалось при свидетелях. Опекун мог пользоваться имуществом в свою пользу, отдавать капитал опекаемых в рост, торговлю... По достижении зрелого возраста опекун обязан был возвратить все имущество в целости и уплатить все растраченное...
В XIX в. существовало три способа призвания к исполнению опекунских обязанностей: по завещанию, по закону и по назначению. На опекуна возлагались две основные обязанности: попечение об особе опекаемого и управление имуществом состоящего под опекой. При осуществлении управления имуществом опекун мог совершать определенные действия по своему усмотрению, другие — с разрешения опекунских установлений (дворянской опеки или сиротского суда), а в особых случаях — с разрешения Сената. Причем по общему правилу опекун мог совершать любые сделки с имуществом подопечного, за исключением тех, в отношении которых закон требует получения разрешения.
В частности, сделки по продаже имущества малолетних могли совершаться опекуном только с разрешения опекунских установителей. Разрешение Сената требовалось для продажи и залога недвижимостей»
Много сходства с доверительным управлением в деятельности душеприказчика. Фигура душеприказчика, известная русскому праву с древних времен, — аналог английского «администратора», или «исполнителя наследства». Обязанностью душеприказчика являлось принять наследство в «заведование», охранять его, уплатить долги наследодателя, взыскать с его должников, а затем уже передать имущество наследникам в долях, указанных завещателем. Управляя наследственным имуществом, душеприказчик имел право отчуждать или закладывать это имущество и вообще распоряжаться им, насколько это необходимо для исполнения завещания.
Юридически имущество не имеет собственника сразу после смерти наследодателя, ведь наследники еще не вступили в свои права. Однако российское право ни в коей мере не признавало душеприказчика хотя бы временным собственником наследственной массы Это всего лишь доверенное лицо. «Душеприказчик, являясь представителем наследства, для исполнения воли завещателя должен был принять оставшееся имущество в свое заведование, но не во владение, потому что душеприказчик распоряжается им не в виде собственности, не от своего имени».
В дореволюционной российской юридической литературе велись дискуссии о правовой природе конкурсного управления при несостоятельности должника. Однако российские правоведы сошлись на том, что правоотношения, возникающие в связи с несостоятельностью должника по российскому дореволюционному законодательству, не имеют ничего общего ни с доверительной собственностью, ни с какими-либо вещными правами.
В советский период развития гражданское право не исключало возможности управления чужим имуществом, которое, как и прежде, оставалось лишь элементом других гражданско-правовых институтов. Так, согласно ст. 432 ГК РСФСР 1922 г. при отсутствии наличных наследников имущес

 

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ