Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Курсовая Анализ структуры женского любовного романа - Культурология

  • Тема: Анализ структуры женского любовного романа
  • Автор: Михаил
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: Культурология
  • Страниц: 35
  • ВУЗ, город: КнАГТУ
  • Цена(руб.): 1500 рублей

altText

Выдержка

сознание читателя, используются с целью удержания внимания читателя до конца романа.
В любой pазновидности фоpмульной литеpатуpы существуют свои способы "витализации стереотипов", оживления, индивидуализации стандаpтных сюжетных ходов и хаpактеpистик геpоев. В любовном pомане мы обнаpуживаем два пути усложнения стереотипов героев. Во-первых, героиня часто в ходе сюжета пpинимает на себя чужую, несвойственную ей pоль, пpичем неpедко со снижением социального статуса, хотя подобный "путь вниз" не "pеален", а имеет игpовой смысл. Тем самым pоман акцентиpует "вечные" pолевые опpеделения - половые, и игpа в дpугую пpофессию и дpугой социальный статус указывает на относительность ценности социальной мобильности для женщины. Кpоме того, элемент игpы, пусть даже в такой пpостой фоpме, связывается с женским началом в культуpе (сp. pоль флиpта в любовных отношениях). Во-втоpых, у пеpсонажа могут появиться качества, котоpые кажутся пpотивоположными его стеpеотипным чеpтам. Высокомеpный, хладнокpовный, поpой жестокий геpой оказывается нежным и ласковым по отношению к дочеpи геpоини, дает деньги на лечение своей бывшей, к тому же обманувшей его жены, или оказывается пpивязан к своей земле и пpоч. Иногда для усложнения сюжета пpименяются такие пpиемы, как потеpя памяти или даже полное изменение внешности.
Поскольку роман адресован женской аудитории, он представляет "женскую" точку зрения на мужчин, секс, любовь, половые модели поведения. Повествования от первого лица тут не встретишь, авторское "я" отсутствует, что можно рассматривать как указание на "объективность", модальность долженствования представляемых в романе образцов. Роман воспроизводит точку зрения героини, он всегда на ее стороне. Читателям досконально известны ее душевные и сексуальные переживания, тогда как на героя-мужчину мы смотрим глазами героини, с ее точки зрения судим о его чувствах и намерениях. Однако у нас - читателей - есть преимущество, сходное с положением читателей детектива, которые в отличие от героя-сыщика знают, что сюжетные драматические коллизии закончатся благополучно - преступление будет раскрыто, а преступник схвачен. Мы знаем, исходя из опыта чтения других женских романов (а здесь неприятных сюрпризов не бывает), что герой - не злодей и соблазнитель, что он с самого начала безумно любит героиню и что хэппи-энд в виде свадьбы, помолвки или даже счастливого совместного созерцания увеличившегося живота героини неизбежен. Уверенность в благополучном исходе вовсе не портит читателям, тем не менее, удовольствия от чтения романа. В любовной беллетристике ощущение опасности, напряженной тревоги за дальнейшую судьбу героев тоже присутствует, хотя роль его не так значима, как в приключенческих жанрах, и интенсивность подобных эмоций не столь велика. Эскапизм, бегство от действительности, от ежедневной рутины и неразрешимых проблем достигается в женских любовных романах не только и не столько посредством саспенса. Более искусные мастера этого жанра, например, Барбара Картланд и Джульетта Бенцони, вводят элементы других формул - авантюру, тайну, исторический фон - и таким образом завоевывают внимание читателя. В интересующем нас "серийном" романе такие сюжетные разветвления редки. Здесь цели эскапизма достигаются простыми стандартными приемами. Прежде всего, в буквальном смысле "бегством" из обыденности - почти во всех романах есть два пространственных плана. Один - привычный для героев и, особенно для героини, городской, модерный, западный, другой - небудничный, "чужой" - морское побережье, остров в южных морях, маленький городок в горах. Данное пространство, чужое героине, наделено значениями природности, стихийности, неизвестности; именно там, как правило, и возникает сексуальное влечение между героями. В таком условном контексте социальный статус теряет свою значимость, исчезают банкиры и супермодели, остаются "вечные", природные половозрастные определения: Мужчина и Женщина. Пребывание в этом "другом" пространстве и создает у аудитории, особенно у отечественной, ощущение ухода от надоевшей серой городской жизни. В то же время все эти виллы, острова, домики на побережье всеми узнаваемы, ведь только там и возникает "настоящая" любовь. Здесь мы имеем дело с реализацией распространенной женской "коллективной фантазии". "Идеальное состояние такого рода социального взаимодействия лишено признаков настоящего времени: оно помещается либо в прошлом, либо в будущем или же наделяется чертами внебудничности, экстраординарности чудесности"/ 6, с. 124/.
Воображаемый мир, созданный женскими романами, в высшей степени схематичен, здесь присутствуют лишь самые универсальные имена и вещи, поэтому он всеми узнаваем. Знаки времени практически отсутствуют, и лишь по частому упоминанию персонального компьютера можно догадаться, что действие происходит в начале 90-х, а не в конце 60-х. Нет упоминаний о значимых событиях, о знаменитостях, почти не встречаются названия фирм, магазинов, ресторанов - словом, практически отсутствует все то, что говорило бы о специфичности, сложности, конкретной культурно-временной принадлежности воображаемого мира романа. Есть лишь схема условного "западного" пространства, где обозначены самые универсальные его признаки - большой город с активной деловой жизнью, где есть банк, офис, с роскошными ресторанами, уютными кафе и дорогими магазинами. У мужчин - дорогие машины (здесь, впрочем, есть имена собственные - названия марок автомобилей), у женщин - модная одежда. Этот конструируемый в женском романе мир так прост и понятен, что легко узнаваем всеми. В него легко войти, и при этом не возникает чувства дискомфорта, что непременно произошло бы, будь он более сложным, проблемным, населенным не очень знакомыми названиями и реалиями.
Гендерные роли
Главная социокультурная функция любовной беллетристики - тематизация массовых стереотипов гендерных ролей и первичной ценности чувства, "душевности". Однако с этой функцией сопряжено утверждение ценности сексуального наслаждения и норм сексуального поведения - и мужского и женского. "В формульных повествованиях ценностно-нормативные опосредования осуществляются исключительно через систему нормативных половых определений роли <...> Рационализация ценностей, связанных с полом, сопровождается признанием ценности сексуального наслаждения как такового <...> Разумеется, для массового сознания оно обязательно ограничивается действием некоторых культурных норм - наличием обязательной душевной близости, "духовности" и т. д."/ 6, c.129/.Можно сказать, что любовный роман дает формулу женского счастья - вырастающая из сексуального влечения и идеальных сексуальных отношений любовь, непременно переходящая в брак. При всей "традиционности" этой схемы в ней есть момент новизны - первичность сексуального начала. Одно из главных завоеваний сексуальной революции - автономность секса и сексуального наслаждения - в романе смягчается и модифицируется в признание значимости секса как основы "подлинного чувства". Секс здесь все-таки не признается самодостаточной сферой - недаром любовный роман называют еще и дамским, ведь в нем проигрывается женская роль "старого образца", во многом не совпадающая с достижениями феминизма и "политической корректности", о чем еще будет сказано подробнее. В романе сексуальность и "настоящая любовь" - две составляющие идеальной женской судьбы, не существующие одна без другой. Да, секс - обязательный, определяющий атрибут "настоящей любви", но его ценность признается, только если он "легитимирован" чувством. Без сексуальной гармонии - это уже не любовь, а просто душевная близость, верность, что-то вроде дружбы.
Закрепленные в массовых представлениях за сексуальной женской ролью качества душевности, нежности, поиска близких личных отношений, то есть в общем "несексуальных" свойств (в противовес более "физиологическим" мужским), подтверждает и любовный роман. "Душевные" переживания героини артикулированы и отделены от собственно сексуальных ощущений даже в самых откровенных и сильных эротических сценах: "Она и не помышляла ни о каком сексе. Она думала только о любви. С появлением этого человека ее жизнь получила новый смысл"/ 1, с. 131/. Роман настаивает на дополнении секса любовью в качестве нормы сексуального женского поведения.
В любовном романе утверждается значимость сексуального как предпосылки не только сильного и подлинного чувства, но и прочного и счастливого брака. Практически все романы заканчиваются помолвкой, свадьбой, беременностью и т.п. Но важно, что непосредственно после этого "судьбоносного" решения или события нередко имеет место длинная и наконец-то "настоящая" эротическая сцена. Сексуальное влечение, из которого, как нам сообщает женский роман, только и может вырасти настоящая любовь, становится основой будущего семейного счастья: "...они решили заняться делом, которое никто из них не хотел откладывать до вечера""/ 1, с. 131/.
Однако при всей зависимости сексуальности от чувства, ее несамостоятельности, собственно сексуальные ощущения и отношения героев прописаны в любовных романах не менее подробно, чем мир чувств героини. Герой же вообще является воплощением сексуальности, причем самой универсальной, плакатно-рекламной: "...очень высокий, худощавый, атлетического сложения...", "...густые волосы цвета вороного крыла. Кожа загорелая, золотистого цвета", "крупный нос с небольшой горбинкой, красивой формы рот со слегка изогнутыми губами"/ 3, с. 8/. Его мир - с "ее" точки зрения, ведь именно женскими глазами "смотрит" роман - поначалу кажется состоящим из успешной карьеры и секса. В отличие от героини, пытающейся быть сдержанной и противостоять "горячей волне желания", герой с самого начала не скрывает своего влечения. Однако когда и она прекращает сопротивление, то секс становится сферой взаимоотношений героев, где все с самого начала складывается гармонично. Именно их адекватность друг другу как сексуальных партнеров и наводит героиню на мысль о любви.
Эротика является одним из важных средств, поддерживающих интерес и напряжение у читателя. Чаще всего сексуальное влечение между героями возникает уже в начале романа, но по разным причинам - в основном из-за страха, неуверенности героини в своих чувствах - оно не реализуется полностью, что заставляет читательниц испытывать тревогу за развитие отношений между героями. Другая важная функция сексуальности в дамской беллетристике - регуляция действий героев. Сексуальность выступает как мотивирующая их поступки надличная сила, которой они не могут противиться. Кажется, что откровенность эротических сцен противоречит утверждаемым в романе традиционным ценностям брака, семьи, верной любви. Здесь можно заметить, что, во-первых, сосуществование этих двух линий, казалось бы, принадлежащих к различным системам, соответствует культурным функциям формульной литературы. В констатации таких базовых универсальных ценностей, как семья и любовь, любовный роман подтверждает существующие определения мира, помогая поддерживать культурный консенсус по поводу природы реальности и морали. Подчеркивая значимость секса в женской роли, роман способствует усвоению новых ценностных значений. Эта функция особенно важна для модернизирующихся обществ, где в последние десятилетия любовный роман приобрел особую популярность.
Однако конструируемые в этом жанре сексуальные отношения не создают чувства дисгармонии даже у читательниц с достаточно консервативными представлениями о половых ролях. Во-первых, как правило, для героини ее сексуальный партнер - первый мужчина. Если вспомнить, что это приводит к "вечной любви" и счастливому браку, то ничего постыдного в сексуальных отношениях героев нет - добрачный секс уже стал нормой и даже одобряем, если это отношения с будущим мужем. Во-вторых, само поведение героини в эротических сценах вполне адекватно традиционной норме сексуального женского поведения - как правило, она достаточно пассивна и почти никогда не становится инициатором любовных сцен, а лишь отвечает - пусть страстно и чувственно - на сексуальный натиск героя. Да и само "исполнение" любовных сцен не содержит в себе ничего противоречащего массовой модели сексуального поведения - никаких приемов, считающихся слишком смелыми и неприличными.
Женская роль
Жанр женского любовного романа уже своим названием говорит о культурных стереотипах и ценностях, которые он утверждает. Это не просто беллетристика для женщин, создаваемая женщинами, но, несомненно, вид массовой литературы, где основной сферой тематизируемых значений является разделение человечества по полу и связанные с этой базовой классификацией культурные определения половых ролей. Далее мы попытаемся описать, какие образы маскулинности и фемининности рисует любовный роман, какая модель женского поведения, женской судьбы преподносится читательской аудитории в качестве нормативной. Ранее уже отмечалось, что герой и героиня находятся примерно на одной и, как правило, достаточно высокой ступени социальной лестницы. Герой - крупный землевладелец, банкир, преуспевающий бизнесмен, известный адвокат, политик, рок-звезда, в крайнем случае - знаменитый писатель или талантливый художник. Вообще описанию его профессиональной жизни уделяется больше места, чем рассказу о деловых буднях героини. Он - трудоголик, помешанный на своей работе. Профессиональный статус героини очерчен не так определенно, но она тоже делает удачную карьеру.
Между тем относительное равенство между героями имеет место только в социально-профессиональной сфере. Другие составляющие их образов демонстрируют доминантную позицию мужчины по отношению к женщине. В подавляющем большинстве романов между героем и героиней есть существенная разница в возрасте. За разными возрастными позициями закреплены и различные психологические и поведенческие характеристики. Герою в среднем 35 лет, он старше, опытнее (и "жизненно" и сексуально) и, как становится ясно по ходу развития сюжета, более целен и искренен. Он подчеркнуто, сексуален и страстен - эти черты отмечены с помощью типической внешности (см. выше) и иногда посредством принадлежности к южным культурам (грек, латиноамериканец, испанец и проч.). Героиня же редко старше 25-ти, она, по западным меркам, только на пороге брачного возраста, сексуально неопытна, вообще довольно беспомощна в отношениях с мужчинами и не может диктовать условия игры. Ранее был распространен мелодраматический тип героини с низкой социальной позицией и несчастной судьбой, от него сохранились такие признаки, как сиротство, вдовство, смерть других близких родственников. Таким образом, по возрасту, сексуальному опыту и психологическим обстоятельствам герой во всем превосходит героиню.
Сюжет романа, как нам кажется, с помощью конфликта между главными героями воспроизводит конфликт между двумя моделями женской роли, сосуществующими в современном мире. Герой всегда занимает властную позицию и демонстрирует свое сексуальное господство (или его возможность) над женщиной. Конечно, такая доминирующая позиция не означает его агрессивности, недобрых намерений: он сочетает страстность и нежность, силу и доброту. Вместе с тем его можно связать скорее с "природным" началом (в противовес "культурному", связываемому, как ни странно, с героиней), так как именно герою приписываются такие качества, как страстность, стихийность, даже некоторые демонические черты. В общем, мужчина в женском романе - "на своем месте", вполне соответствует массовым образам маскулинности, утверждающим роль мужчины-"хозяина", властного, сильного, надежного. Женщина же в любовной беллетристике стремится взять на себя мужские функции и качества. Она хоть и молода, но делает быструю и успешную карьеру, материально независима и пытается сопротивляться сексуальному господству героя. Этот привлекательный для феминизма образец женской роли терпит, однако, полный крах в женском романе. Попытки героини сопротивляться сексуальной витальности героя оказываются малоудачными. В романе всегда побеждает традиционный взгляд на женскую роль - в конце героиня отбрасывает маскулинные черты модернизированной женщины и становится пассивной, подчиняющейся воле мужчины. Это подчинение выражается сначала в наконец-то "полноценной" сексуальной связи, затем в решении о браке и нередко сопровождается прямым отказом от профессиональной мобильности: "Я всю себя отдам нашей любви, нашим будущим детям...", "...скоро я буду изнеженной леди, которой некуда девать свободное время"/ 5, с. 250/.
В женском романе представлена антифеминистская позиция и, как это ни парадоксально, отражается мужской взгляд на норму женского поведения. В любовной беллетристике закрепляются традиционные значения половых ролей. Природа конфликта, составляющего сюжетную канву романа, заключена в отказе женщины от ее традиционной роли, и функция мужчины здесь - указать героине ее истинное предназначение, вернуть к предписанной роли и таким образом восстановить социокультурный порядок.Нельзя сказать, что в женском романе такие ключевые для модернизированного общества ценности, как профессионализм и успех, отвергаются в качестве элементов женской роли. Женщина может быть специалистом и любить свою работу, но карьера ни в коем случае не должна, да и не может быть для нее первичной ценностью. Только любовь и связанные с ней семейные отношения и обязанности являются абсолютной и главной ценностью для образца женской роли, который утверждает любовный роман. В романе прослеживаются откровенно патриархальный характер в подходе к стереотипу фемининности - семья, дети, подчинение мужчине, а также и другие его оттенки. Такие "отчужденные" понятия, как карьера, успех, профессия, окрашиваются в женские тона. В любовном романе просматривается женский стиль отношения к подобным традиционно мужским "сферам влияния". Это выражается не только в занятиях героини "женским бизнесом", но и посредством внесения в деловые отношения душевности и тепла. В отличие от феминистского стремления распространить расчет и распределение обязанностей на приватную сферу, в женском романе, наоборот, значения приватности и душевности вторгаются в профессиональную жизнь.
Любовный роман в своей версии женского поведения гармонизирует конфликт между традиционалистским стереотипом фемининности и новыми, модерными значениями женской роли. Такая "центристская" позиция делает его актуальным для стран и культур с активно идущей или незаконченной модернизацией, в число которых, несомненно, входит и Россия. Особенности русского любовного романа
Любовный роман рассчитан на женскую аудиторию. Всем хорошо известно, что в женском сознании чувственность и эмоциональность доминируют над рациональным мышлением и «холодным рассудком», свойственным мужскому сознанию. Любовные романы пользуются большой популярностью у лиц женского пола, начиная от девочек и заканчивая зрелыми женщинами. Теперь следует указать причины этой популярности. Во-первых, роман, как правило, начинается с описания главной героини (есть исключения), ее семьи, или того окружения людей, в котором она находится.
Она, как указывает автор, внешне обычная девушка – сама тоже так считает, но окружающие ее люди все же считают ее привлекательной, не лишенной обаяния. Нередко главная героиня живет в бедной семье, у нее нелегкое детство или жизнь ее складывается не совсем удачным образом, но все еще коренным образом изменится.… Таким образом, женщина- читательница может представить себя на месте этой девушки или даже в некоторой степени отождествить себя с ней, вследствие того, что судьбы их могут быть схожими. Роман первыми строчками интригует и заинтересовывает читательниц, а потом старается удержать их интерес до своего завершения.
Хотелось бы сказать о создательницах современных любовных романов, кроме тех, которых я указывала в своей работе раньше – Анна Дубчак, Татьяна Губина, Карина Тихонова, Ирина Васильчикова, Инна Туголукова и др. На первый взгляд, романы названных мною писательниц и

 

НАШИ КОНТАКТЫ

Skype: forstuds E-mail: [email protected]

ВРЕМЯ РАБОТЫ

Понедельник - пятница 9:00 - 18:00 (МСК)

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ