Дипломная работа

от 20 дней
от 7 499 рублей

Курсовая работа

от 10 дней
от 1 499 рублей

Реферат

от 3 дней
от 529 рублей

Контрольная работа

от 3 дней
от 79 рублей
за задачу

Билеты к экзаменам

от 5 дней
от 89 рублей

 

Курсовая Япония в мировой политике. - Мировая экономика

  • Тема: Япония в мировой политике.
  • Автор: Ольга
  • Тип работы: Курсовая
  • Предмет: Мировая экономика
  • Страниц: 32
  • ВУЗ, город: Международная академия бизнеса и управления (г.Москва)
  • Цена(руб.): 1000 рублей

altText

Выдержка

в «серой зоне».
Рижский саммит НАТО оформил пока в «мягкой» форме новое идеологическое противостояние. В рижской декларации сформулирована стратегия укрепления сотрудничества стран Запада со странами, разделяющими общие ценности. В штаб-квартире НАТО премьер-министр Синдзо Абэ вновь озвучил эти «ценности»: свобода, демократия, права человека и власть закона. В действительности же речь идет о резко возросшем геополитическом соперничестве, вызванном глобализацией и борьбой за энергоресурсы.
Но идеологическое и как следствие политическое противостояние по схеме Запад–Япония против Китай–Россия только в начальной стадии. И новые концепции не что иное, как проекты влияния на страны, которые при новом разделении оказались в «пограничной полосе». Одни сделали свой выбор, но экономически слабы и пока зависимы от России. Другие – балансируют или пытаются сидеть на двух стульях одновременно. Растущий гигант Индия с ее интеллектуальным и потребительским потенциалом – главный объект усилий двух блоков. Выбор Индии мог бы существенно повлиять на соотношение сил, но она, похоже, не собирается этого делать. Далее – Средняя Азия с ее минеральными богатствами и геостратегической позицией, страны АСЕАН, мощный блок, который объявил о трансформации в «сообщество» в 2015 году.
У Японии своя сверхзадача – сдерживание растущей мощи Китая. Партнерство с НАТО – это попытка Абэ наряду с США, главным союзником, получить козыри и в Европе. В европейских столицах он просил не отменять эмбарго на поставки Китаю оружия. Есть еще одна сверхзадача – через партнерство, пока в рамках действующей конституции, вывести на новый уровень собственный военный потенциал.
Обе геополитические конструкции имеют очевидные слабости. Прежде всего «сдерживание» Китая – это крайне сложная задача. Уже сейчас, если экономические масштабы стран мирового рынка считать по покупательной способности национальных валют, Китай – 70% от США и 69% от ЕС. При этом по этому показателю Китай в два раза превосходит Японию. В 2020 году объем китайской экономики составит 17,7 трлн. долл. и превысит объем американской экономики (16,7 трлн.) и европейской (14,5 трлн.), не говоря уже о японской (3,4 трлн.). Позднее темпы роста Китая замедлятся, но его общее превосходство над другими рынками сохранится.
Абэ понимает, что рост Китая – это императив, и, пытаясь заручиться новыми рычагами давления на Китай в Европе, он одновременно ищет контрбалансы в Азии. После посещения Брюсселя 14 января он прилетел на встречу стран АСЕАН. Но здесь ситуация особенно явно в пользу Китая. Ускорение преобразования АСЕАН в «сообщество» подстегнуло движение к азиатской суперструктуре – «Восточно-Азиатского сообщества», где китайский рынок – решающий интеграционный и центростремительный фактор. Именно поэтому задача Японии в Восточной Азии сверхсложная.
По логике сдерживания Китая Токио должен быть кровно заинтересован в сближении с Россией, помочь ей окрепнуть и избежать сильной зависимости от Китая. Может быть, поэтому, несмотря на тупик по территориальной проблеме, а может быть, и по этой причине тоже Токио последние два года пробивал через российский скептицизм идею создания структуры двустороннего «стратегического диалога».
Обе стороны определили новую структуру как «площадку для обстоятельного обмена мнениями и сопоставления позиций по наиболее важным глобальным и региональным проблемам, а также двусторонним вопросам масштабного характера», чтобы «взглянуть на проблемы с перспективой долгосрочного прогноза и выработать стратегию реагирования и взаимной координации действий». Первый раунд диалога состоится 23–24 января в Москве. Он должен показать, насколько обе стороны понимают и какие выводы делают в отношении перспектив мироустройства.
Япония хотела бы развивать с альянсом НАТО более тесные отношения но, не вступая в члены организации. Об этом заявил заместитель министра иностранных дел Японии Ясухиса Сиодзаки, выступая на международной конференции по безопасности, проходящей в Мюнхене. Североатлантический блок также заинтересован в более тесных отношениях с Японией, Южной Кореей, Новой Зеландией и Австралией для расширения своих миротворческих операций в Азии. Японское правительство считает, что Япония может стать полноценным членом НАТО, однако эти отношения неизбежно станут более тесными, если эта организация расширит свои операции на те регионы, которые покрываются и силами страны.
Япония намерена в ближайшее время провести с НАТО более предметные переговоры по афганскому вопросу.
Япония и НАТО договорились о более тесном сотрудничестве в урегулировании ситуации в Афганистане. Договоренность была достигнута в ходе встречи премьер-министра Японии Синдзо Абэ с генеральным секретарем НАТО Яапом де Хооп Схеффером.
С.Абэ пообещал, что Токио в ближайшее время начнет обсуждение путей по оказанию гуманитарного содействия миротворческой миссии НАТО в Афганистане. Речь, в частности, идет о медицинской помощи населению, сотрудничестве в сфере обеспечения правопорядка и изъятию незаконного вооружения. В то же время, вопрос об увеличении численности японского контингента в Афганистане так и не был затронут.
Премьер-министр Японии Синдзо Абэ стал первым главой японского Кабинета Министров, который присутствовал на заседании Северо-атлантического совета.
Обращаясь к послам стран НАТО в Брюсселе, он отметил широкий круг возможностей сотрудничества Токио и НАТО.
В последние годы Япония содействовала силам НАТО в проведении боевых действий в Афганистане, обеспечивая тыловую поддержку с кораблей, находящихся в Индийском океане. Япония и НАТО намерены единым фронтом взяться за решение ядерной проблемы КНДР и готовы провести консультации по обсуждению конкретных путей сотрудничества. Премьер-министр Японии Синдзо Абэ встретился в Брюсселе с генеральным секретарем НАТО Яапом де Хоопом Схефферой. Стороны выразили согласие вести тесное сотрудничество в направлении урегулирования северокорейской проблемы.
Кроме того, они договорились организовать двусторонние консультации для конкретизации сфер взаимодействия. На пресс-конференции по итогам встречи японский премьер подчеркнул, что силы самообороны Японии и войска Североатлантического альянса "имеют общие области применения своих знаний и опыта в построении и восстановлении мира, поисково-спасательных операциях". В свою очередь генсек НАТО отметил, что визит Абэ в штаб-квартиру альянса представляет собой "важный шаг" в направлении "сближения сотруднических усилий" между Японией и блоком.











Глава 2. Япония и ее отношение к войне в Ираке
3.1. Новые тенденции в японо-американском военном сотрудничестве
Продолжающаяся трансформация роли Японии в системе региональной безопасности Азиатско-тихоокеанского региона однозначно указывает на постепенное и планомерное усиление ее военного статуса в региональных отношениях. Становится очевидным, что Япония медленно продвигается к окончательному изменению оборонительного характера своей военной политики, установленного после окончания второй мировой войны, в сторону расширенных полномочий по использованию военной силы.
Безусловно, завершение этого процесса, включающего корректировку целого комплекса нормативно-правовой базы оборонительной военной политики Японии, дело весьма отдаленного будущего, но он может быть ускорен в условиях сложного развития ситуации в регионе и давления со стороны главного союзника – США.
Начатый в середине 90-х гг. пересмотр концепции национальной оборонной стратегии, основной идей которой стал упор на укрепление собственных вооруженных сил, уже привел к принятию Японией целого ряда инициатив в этой области, затронув структуру сил самообороны и качественно изменив подходы к обеспечению национальной безопасности.
Не последнюю роль в реорганизации сил самообороны Японии играет США, которые последовательно настаивают на изменении статуса сил самообороны в пользу увеличения элементов наступательного характера, с тем, чтобы японские вооруженные силы принимали совместное участие в военных операциях США, а не ограничивались материальным и инженерно-техническим содействием. Для этого, как известно, требуется изменение мирной Конституции Японии и отмены 9 ст., закрепившей отказ Японии от использования военной силы и угрозы ее применения для решения международных споров. Дискуссии в японском обществе по этому поводу идут давно и, несмотря на осторожные шаги японского правительства по подготовке общественного мнения к грядущим изменениям основного закона с оглядкой на реакцию соседних стран, Япония уже приняла ряд важных законов, способствующий качественному изменению военной политики страны и отходу от полного пацифизма.
Не вдаваясь в подробности концептуальных изменений военной политики Японии и ее законодательного обеспечения, так как это представляет собой отдельную тему, выделим одно из наиболее важных направлений развития военного потенциала Японии – создание системы противоракетной обороны.
С изменением представлений угроз национальной безопасности Японии и, в частности, пониманием того, что нападение со стороны России маловероятно, в новой редакции Основных направлений оборонной программы Японии от 2004 г., впервые было официально отмечено, что наибольшие опасения у Японии вызывает значительный ракетный потенциал Китая и активная работа Северной Кореи по усовершенствованию собственной ракетной программы, которая теперь еще и располагает ядерным оружием.
Формированию новых представлений об угрозах национальной безопасности Японии, на фоне постоянного давления США, еще и способствовало «удачное» развитие ситуации в регионе. Первый запуск северокорейской баллистической ракеты в 1993 г., а затем перелет через основной остров Японии Хонсю ее более модернизированного варианта в 1998 г., лишь укрепил Токио в намерении привести силы самообороны в соответствие с новыми вызовами и угрозами современности, сделав упор на предотвращение не столько угроз вторжения на территорию Японии, сколько угроз ракетного нападения, действий террористов, сил специального назначения и применения оружия массового уничтожения.
Следует напомнить, что с 1998 г. были начаты совместные научно-технические исследования Японии и США по разработке ракеты-перехватчика нового поколения для системы противоракетной обороны. А с 1999 г. Япония фактически участвует в программе американских исследований в области систем ПРО, получившей обозначение как «Расширенная оборона морского театра военных действий», в рамках которой японская сторона отвечает за разработку важных элементов ракет-перехватчиков системы ПВО. Между тем, успешные испытания по перехвату баллистических ракет в 2002 г. подвели Японию, под воздействием США, к решению развернуть собственную систему противоракетной обороны, о чем и было объявлено на заседании кабинета министров в 2003 г.
Япония заявила, что национальная ПРО создается исключительно с целью обороны и представляет собой систему перехвата управляемыми ракетами баллистических ракет, в случае если они будут направлены на Японию. При этом Япония заявила, что эта система не будет использоваться для защиты других стран, подразумевая, в большей степени, своего главного союзника по договору безопасности – США. Однако, как показывает время, эта позиция, скорее всего, имела временный характер.
Как сообщает информагентство Киодо Цусин, о возможности изменения ранее занимаемой позиции стало известно в понедельник 20 ноября этого года во время пресс-конференции исполнительного секретаря правительства Японии Ясухиса Шиодзаки, проведенной в связи с недавно возникшей дискуссией в обществе по поводу того, может ли Япония перехватывать ракеты, летящие в сторону территории США. Шиодзаки отметил, что вопрос о решении пересмотра политики противоракетной обороны будет зависеть от результатов дальнейших обсуждений.
Более чем вероятно, что придание дискуссионности этому вопросу со стороны официальных представителей власти, является проверкой общественного мнения как внутри страны, так и за ее пределами. Но это является также показателем того, что Япония и технически и морально готова к своей новой роли более самостоятельного в военном отношении партнера США. В особенности после очередных успешных испытаний в марте 2006 г. противоракеты, составляющей основу развертываемой ПРО, которая будет включать в себя системы морского и наземного базирования. Первые предназначены для перехвата баллистических ракет на среднем участке траектории полета, вторые – на конечном.
Важно отметить, что возможность сбивать ракеты, направленные против других стран является прямым нарушением норм коллективной безопасности, исходящих из мирной конституции Японии, запрещающие оказывать военную помощь союзникам в случае нападения на них. Хотя ее мирный характер до сих пор не являлся серьезной помехой для проведения правовых и прочих мер по реорганизации и расширению прав сил самообороны и существенному изменению военной политики Японии в целом. И более целесообразно рассматривать мирную конституцию Японии как удачное прикрытие масштабной подготовки по изменению ее роли в Азиатско-Тихоокеанском регионе.
В таком же ключе следует, по всей видимости, расценивать и ПРО Японии, развертывание которой идет под прикрытием нейтрализации угрозы ядерной Северной Кореи, что и получает регулярное освящение в СМИ. Сегодня практически не остается сомнений в том, что большую озабоченность, как для Японии, так и для США представляет ракетный потенциал Китая, и что создание японской ПРО будет служить стратегическим интересам Японии и США исходя из их общего видения угроз в регионе.
Безусловно, фактор ядерной Северной Кореи, обладающей ракетными технологиями, также представляет определенную угрозу союзникам по договору безопасности, однако трудно предположить, что КНДР когда-либо в обозримом будущем сможет обладать ракетным потенциалом, способным реально угрожать территории США. Представляется, что ядерная программа КНДР и ее разработки в области ракетных технологий в больше степени направлены на сохранение политического режима, являясь весомой гарантией выживаемости страны на случай нападения. И это отчетливо понимают в Токио и Вашингтоне, однако предпочитают связывать расширяющееся военно-техническое сотрудничество именно в связи с «корейской угрозой».
Между тем развертывание системы противоракетной обороны Японии, намеченное на период 2007–2011 гг., в случае пересмотра принципов политики в этой области, которые позволят Японии перехватывать ракеты направленные на США, будет являться существенным элементом защиты США от вероятного противника и их стратегических интересов в регионе.
Несмотря на то, что вопрос о пересмотре принципов политики противоракетной обороны Японии остается предметом дискуссий, можно с определенной долей уверенности предположить, что принципиальное решение о расширении функций японской ПРО уже принято. В то время пока общественность будет обсуждать возможные последствия этого решения для системы региональных отношений, Токио и Вашингтон, скорее всего, обговаривают окончательные детали распределения ролей в общей системе противоракетной обороны.
Логично предположить, что расширение полномочий японской ПРО сообразуется с общими планами США по сокращению военного присутствия за пределами своей территории и перекладыванию части бремени по обеспечению безопасности на своих союзников. Тем более что в лице Японии, в условиях продолжающееся военной реформы и дискуссий о внесении изменений в мирную конституцию Японии, США получают хорошо обученную и не уступающую им в техническом отношении армию, способную обеспечивать их общие интересы в регионе. Новые функции японской ПРО могут служить существенным дополнением к этой трансформирующейся роли Японии в АТР.
Можно быть уверенным, что в случае пересмотра противоракетной политики Японии, реакция в регионе может быть весьма негативной. И в первую очередь это затрагивает КНР, чей ответ будет вполне предсказуем и приведет лишь к увеличению расходов в области ракетных технологий и новому витку гонки вооружений в целом. Но усиление напряженности в регионе, скорее всего, не может повлиять на совместные планы США и Японии, направленные на дальнейшее укрепление тесного взаимодействия в военной сфере, поскольку очевидно, что фактическое сокращение военного присутствия США в регионе, не должно сказаться на сохранении АТР в поле их влияния и контроля.
3.2. Япония и ее отношение к войне в Ираке
"Деятельность в Ираке подразделений Сил самообороны Японии получила высокую оценку международного сообщества и всего японского народа. Мы живем в эпоху больших перемен. И сейчас вам предстоит делать историю", – заявил в воскресенье генеральный директор Агентства обороны Сигэру Исиба, выступая перед выпускниками Национальной академии обороны в Ёкосуке (префектура Канагава) на торжественной церемонии по случаю окончания Академии.
Исиба подчеркнул, что и роль Сил самообороны Японии (ССО) и отношение к ним в обществе существенно изменились благодаря их активному участию в международной акции по восстановлению Ирака.
На следующий день около 120 офицеров сухопутных войск ССО – четвертое и последнее подразделение, отправленное в Ирак, где численность японского военного контингента насчитывает теперь 570 человек, – выехали в Кувейт. Начиная с середины этой недели, контингент ССО будет принимать участие в таких важных мероприятиях, как доставка воды населению и восстановление школ в городе Эс-Самава (Южный Ирак). С прибытием этого подразделения в Ирак комплектация контингента ССО в Ираке будет полностью завершена.
Сразу после принятия парламентом особого закона о расширении масштабов содействия Японии процессу восстановления Ирака, Сигэру Исиба и глава секретариата кабинета министров Ясуо Фукуда достигли договоренности о том, что отправка контингента ССО в Ирак будет обязательно осуществлена и это позволит предоставить Ираку реальную помощь в процессе восстановления со стороны Японии.
Они также отметили, что в силу конституционных ограничений Японии будет довольно сложно отправить в Ирак подразделения авиации и флота ССО. В итоге было решено отправить только подразделения сухопутных войск.
Кроме того, отправка сухопутных войск могла быть поддержана и широкой общественностью Японии, поскольку именно этот род войск наиболее приспособлен к установлению прямых контаков с местным населением.
Однако командование ССО сначала отнеслось к плану отправки японских подразделений в Ирак весьма сдержанно.
Командование согласилось, что сухопутные подразделения смогут установить с жителями Ирака более тесные контакты, чем авиация и флот, но в то же время выразило опасение по поводу того, что именно сухопутные войска являются наиболее уязвимыми для атаки террористов.
И несмотря на то что правительство приняло решение об отправке контингента ССО в Пакистан для обеспечения транспортных перевозок и оказания медицинской помощи вскоре после 11 сентября 2001 года, когда было совершено террористическое нападение на США, это решение было отложено, когда бывший глава Агентства обороны Фумио Кюма заявил о том, что ССО не располагают в достаточной степени возможностями для участия в подобной миссии.
Прошлым летом командование сухопутных войск ССО провело сбор внутренней информации, в которой детально описывалась ситуация с точки зрения безопасности в различных районах Ирака, а также рассматривались проблемы, связанные с соответствием акции отправки войск в Ирак с японскому законодательству страны. Отчет, составленный командованием сухопутный войск ССО, занял несколько сотен страниц.
Некоторые чиновники из Агентства обороны в то время даже говорили, что "ССО вооружаются теоретическими аргументами против отправки в Ирак".
Однако за "закрытыми дверями" сухопутные войска ССО тщательно готовились к выполнению этой миссии.
Более двух месяцев командование сухопутных войск в тайне от всех вырабатывало правила участия ССО в этой миссии, поскольку японские военные отправлялись за рубеж в таком качестве впервые. Командиры обсуждали меры по обеспечению безопасности японских военных и подробно изучали, когда и при каких обстоятельствах японские военные могут

 

ПРИНИМАЕМ К ОПЛАТЕ